Вестник гражданского общества

Пенсионная система – это отражение социального устройства страны

 
Не знаю, многие ли либеральные политики и экономисты согласятся и поддержат тезис, что проблема пенсионного возраста и достойных пенсий это проблема не демографии и не пенсионной, а социально-экономической системы страны? Но лично я исхожу из него...
 
Хороший учитель математики и моя классная руководительница в старших классах Александра Ефимовна Вайсер иногда говорила классу: «Кто любит персики, а кто от арбузов ящики». По политическим и социально-экономическим взглядам я социал-демократ и потому считал и считаю огромной ошибкой осуществление в России в 90-ые годы приватизации огромных производств без учета норм и требований трудовой морали и социальной солидарности, разделявшимся (хотя и не всегда следовавшим этим нормам в жизни) подавляющим большинством населения России накануне двух революций в 1917 и в 1991 году.

Трудовая мораль народа в общем и целом состояла и состоит в том, что средства существования и любые материальные блага для себя и своих близких люди обязаны добывать, зарабатывать собственным честным трудом и что поступать по-другому нехорошо и стыдно и перед собой, и перед людьми, и перед обществом. Легитимным (в моральном и юридическом смысле этого понятия) источником достатка или даже богатства горожане, крестьяне и интеллигенция в большинстве своем еще с дореволюционных времен, судя по художественной литературе и тому, что я слышал от своих прабабушки, бабушек и дедушки, родившихся задолго до революции, а также большинство народа и в СССР (судя по опыту жизни моих родных и знакомых и моему собственному опыту) считало честный и добросовестный труд, талант, в какой-то степени удачу (фарт), полученное по наследству (если оно было) имущество. А на полученные от властей в советские времена преимущества и выгоды – закрытые распределители для номенклатуры, зарплату в конвертах, устройство «по блату» на высокооплачиваемую работу, на «карьеру» не по способностям, а по гибкости «позвоночника» и т.п. смотрели как на хотя и неизбежное, но зло, и не одобряли.
 
Безуспешное уже в течение 20 с лишним лет стремление власти к легитимации существующей в России социально-экономической системы, созданной в результате осуществленной президентом Ельциным и сторонниками Егора Гайдара приватизации производств национального значения (Норильск, Уралмаш, Северсталь, Красноярский алюминиевый завод и т.д.) и природных ресурсов (Лукойл, Сибнефть, прежде ЮКОС и т.д.), не достигает успеха именно потому, что произошедшее противоречит трудовой морали и представлениям о социальной солидарности нравственно здоровой части населения. Если бы существующий социально-экономический строй в глазах большинства был легитимен, Кремлю не нужно было бы так жестко, как он это делает, осуществлять цензуру телевидения и СМИ, подавлять независимость судов, запрещать митинги оппозиции и т.д., а главное препятствовать проведению честных выборов в органы власти на всех ее уровнях, манипулировать процедурами и результатами голосования, всячески препятствовать участию в них оппозиции, выставлять спойлеров и т.д. Если бы большинство народа действительно поддерживало существующий социально-экономический режим (а не просто не понимало, что и как можно ему противопоставить), во всем этом не было бы необходимости. Хотя сторонники Гайдара считают, что результаты приватизации не связаны с нынешним ограничениями политических прав и свобод граждан, «позвоночным судом», фальсификацией выборов на всех уровнях и цензурой СМИ, я думаю, в Кремле считают по-другому.
 
Путь к нелегитимной приватизации «всего и вся» проложил первый «демократический» мэр Москвы Г.Х.Попов, о чем сегодня не говорят и забыли. Хорошо помню (я тогда работал в Общественной комиссии по сохранению наследия академика Сахарова – Фонде Сахарова), что Елена Боннэр с возмущением восприняла решение Гавриила Попова о бесплатной приватизации в Москве квартир независимо от того, сколько квадратных метров жилплощади приходится на человека. Право бесплатно приватизировать полученные от государства квартиры приобрели все, и те, кто получил их в соответствии с официально существовавшей тогда «базовой» нормой жилплощади – 13 квадратных метров на человека, и те, у кого по разным причинам были огромные квартиры площадью в 100-200 и более квадратных метров, а жившие в них люди имели не по 13, а по 40, 60, а иногда и больше квадратных метров жилой площади на человека. Например, я рассказал Е.Боннэр, что моя мама была по делу у жены академика - секретаря одного из отделений АН (оба эти человека были хорошие ученые) в многоэтажном новом доме в Кунцево, где те получили одиннадцатикомнатную (!) квартиру площадью 340 квадратных метров на двоих. В домах этого микрорайона, который неофициально называли «Царским селом», жили представители номенклатуры. Боннэр и я считали, что решение Гавриила Попова о бесплатной приватизации квартир любой площади, вне зависимости от того, сколько квадратных метров площади на человека при этом приходится: 6,13 или 170 - резко противоречило нормам социальной справедливости. Мы считали, что мэр Гавриил Попов имел моральное право разрешить бесплатную приватизацию квартир по норме 13 квадратных метров на человека или несколько больше для тех, у кого были на это законные основания (с учетом льгот для ветеранов войны, обладателей ученых степеней, лиц награжденных государственными орденами и т.п.), т.е. по той норме, по которой государство официально предоставляло бесплатные квартиры народу. За площадь сверх этой нормы, люди должны были, как мы считали, заплатить государству при приватизации квартиры соответствующую сумму, или же отказаться от приватизации квартиры на время или навсегда. Отказ приватизировать квартиру не означал ее потери. Многие люди не приватизировали квартиры годами и даже десятилетиями. Именно решение Гавриила Попова о бесплатной передаче НОМЕНКЛАТУРЕ в частную собственность квартир большой и очень большой площади (ибо квартиры, подобные тем, что были в Кунцево в «Царском селе», о которых я рассказал, давали только партийной, государственной и иной номенклатуре с нарушением установленных государством норм жилплощади) и дало старт к «Большому Хапку Всего, Что Возможно» и, по-моему мнению, психологически открыло путь к последующей передаче Кремлем огромных производств и природных ресурсов в руки нескольких десятков или сотен человек на так называемых «залоговых аукционах».
 
Последствия «игры» в приватизацию на залоговых аукционах производств, созданных трудом десятков и сотен тысяч людей, от «Норникеля» до «Автоваза» и «Аэрофлота» и игры новых русских в полученную от Кремля БЕСПЛАТНО БОЛЬШУЮ И ОЧЕНЬ БОЛЬШУЮ СОБСТВЕННОСТЬ, не созданную своим личным многолетним, а то и в течение нескольких поколений жизни семьи трудом, и не оплаченную своими личными деньгами – состоят в том, что для обеспечения и сохранения результатов такой приватизации и существования рожденной ей социально-экономической и политической системы Кремлю стали не нужны результаты только что проведенных тогда выборов в Верховный Совет РФ, а впоследствии стали не нужны честные и конкурентные выборы в любые органы власти вообще, стала не нужна бесцензурная пресса, не нужен независимый суд и т.д. и т.п.

При Путине же Кремлю стали не просто не нужны все вышеперечисленные институты, но наоборот стали необходимы ОМОН, запрет на митинги, цензура на телевидении и в СМИ, стало нужно РПЦ и православие для легитимации социально-экономического «статуса» новой номенклатуры и новой социально-экономической модели. Ведь большинство народа, по-моему, с недоверием и неприятием относится сегодня к тому, что кучка их сограждан внезапно в 1992-1996 годах стала нуворишами и собственниками или акционерами созданных НЕ ИМИ, а в СССР, предприятий и «дворцов, газет, пароходов», получило право на эксплуатацию и разработку месторождений полезных ископаемых, в т.ч. нефти, газа, угля, руд, платины с целью получения личных сверхдоходов. Вслед за этим такие же личные сверхдоходы (многомиллионные зарплаты), но уже из бюджетных средств, установило для себя и высшее чиновничество страны
 
Я предполагаю, что для сохранения и функционирования социально–экономической и развившейся на ее базе политической системы авторитарной имитационной демократии, возникшей в нашей стране начале 1990-х гг. (о ее становлении очень интересно и содержательно написал политолог Д.Е.Фурман - см. его книгу «Политическая система России в ряду других постсоветских систем», М., 2009), и которая к настоящему времени существует в России, НАРОД НАШЕЙ СТРАНЫ, КАК ТАКОВОЙ, В ПРИНЦИПЕ НЕ НУЖЕН. Ведь во множестве сфер — за исключением сферы управления, армии и охраны полицейского порядка (т.е. чиновников сферы управления, прокуратуры, судебных и налоговых органов, бойцов и сотрудников ОМОНа, полиции, военных, охранников — куда граждан иностранных государств не пускают и не берут) - основную работу могут выполнять и во множестве случаев действительно выполняют за более низкую, чем граждане России, плату приезжие гастарбайтеры из стран с еще более низким уровнем жизни, чем в России.

Интуитивно понятно, что достойные пенсии и возраст выхода людей на пенсию определяется не демографией и не пенсионной системой, а тем, что половина или три четверти населения страны с точки зрения обеспечения функций и задач действующей в России социально-экономической и политической систем КРЕМЛЮ И РОССИЙСКИМ НУВОРИШАМ НЕ НУЖНЫ.

Мой последний пример в бесконечном споре со сторонниками либерализма «в российском исполнении» касается медицины, с которой мне в последнее время пришлось много сталкиваться.. Например, в Великобритании с 1946 г. существует наряду с платной медициной  ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОБЩЕДОСТУПНАЯ И ОЧЕНЬ ХОРОШЕГО УРОВНЯ БЕСПЛАТНАЯ МЕДИЦИНСКАЯ ПОМОЩЬ ДЛЯ ВСЕХ ЖИТЕЛЕЙ ВЕЛИКОБРИТАНИИ, которой англичане очень гордятся. В России же платные аппаратные исследования и консультации специалистов в последние два года стали развивать не только в частных платных клиниках и поликлиниках, создаваемых бизнесом на частные средства, что вполне законно, нужно и правильно. Сейчас в Москве и, видимо, по всей стране платные исследования и консультации для желающих или нуждающихся в том, чтобы сделать их как можно быстрее, стали почему-то вводить и во всех бюджетных государственных больницах и поликлиниках, при том, что осуществляются платные обследования и исследования в бюджетных больницах и поликлиниках на том же оборудовании, теми же врачами и в то же их рабочее время, что и бесплатные. Даже при «диком» капитализме времен Энгельса в Англии в больницах «для бедных» или для персонала фабрик на средства государства или фабрикантов лечили бесплатно и платных услуг там не оказывали. Те, кто имел возможность, лечился в других, платных клиниках. Соединение же в бюджетных учреждениях, существующих на налоги граждан, платной и бесплатной медицины — система, которую сегодня стали вводить в России — это даже не «дикий» капитализм, а нечто небывалое, название чего я подобрать не могу. Я сторонник платной медицины для желающих и имеющих возможность пользоваться ей, но платная медицина, по-моему, должна строиться, как бизнес на деньги бизнесменов, а государство в сфере платной медицины может выполнять только функции лицензирования и контроля за качеством работы платных небюджетных и негосударственных медучреждений.

В связи с этим могу сказать, что мне жаль, что либералы — сторонники реформ Е.Т.Гайдара и его коллег - не приняли всерьез идею Андрея Сахарова о конвергенции лучших черт капитализма и социализма. Для меня, в частности, одной из таких черт социализма была его трудовая мораль и социальная солидарность - пусть формально, но провозглашавшаяся КПСС и советской властью.
 
Я думаю, что оппозиционные существующему в России с 1991 года авторитарному режиму имитационной демократии либералы и демократы, а также Навальный и сторонники КПРФ имеют в виду разные источники собственности и модели создания рыночной экономики, и потому представляющие их партии «Парнас» и «Яблоко», движение Навального (которому Кремль в очередной раз не позволил зарегистрировать свою «Партию будущего») и КПРФ и не могут объединиться в противостоянии кремлевскому «горцу».
 
Проблема пенсионного возраста и достойных пенсий — это проблема структуры, направленности и целей социально-экономической системы страны. Это проблема создания рыночной экономики, базирующейся на трудовой морали и социальной солидарности в форме поддержки обществом, политиками, законодательной, судебной и исполнительной властью социальной справедливости и минимизации несправедливых социальных неравенств (о чем я уже не один раз писал, см. http://vestnikcivitas.ru/pbls/4116) .


 

ЮРИЙ САМОДУРОВ


03.09.2018



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.013139009475708