Вестник гражданского общества

05.04.2018

Суд оправдал главу карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева по «педофильским» статьям

После приговора. Юрий Дмитриев благодарит сторонников за поддержку у дверей суда.
Фото: Давид Френкель / «Медиазона»


 
В четверг в Петрозаводском городском суде был оглашен приговор историку-краеведу, главе карельского «Мемориала» Юрию Дмитриеву. Суд оправдал его по статьям о развратных действиях и изготовлении детской порнографии. За ним признано право на реабилитацию и возмещение морального ущерба. При этом судья Марина Носова признала его виновным в незаконном хранении частей огнестрельного оружия и приговорила к 2,5 годам ограничения свободы. С учетом времени, которое Дмитриев провел в СИЗО, наказание сокращено до трех месяцев –​ это время историк должен будет отмечаться у участкового, не покидая территорию Петрозаводска​.
 
Приговор слушался в закрытом режиме, в коридоре его результатов дожидались около 50 сторонников Дмитриева, приехавших его поддержать из разных городов страны.
 
«Я дождалась, и я счастлива. Я знала, что это все неправда, и рада, что это доказано», — сказала «Медиазоне» старшая дочь историка Екатерина Клодт после объявления, что Юрий Дмитриев оправдан по статьям о развратных действиях и изготовлении детской порнографии.
 
Юрия Дмитриева задержали 13 декабря 2016 года. Во время осмотра у него дома нашли компьютер, на котором были сохранены более 200 фотографий его приемной дочери. Вскоре суд отправил 60-летнего Дмитриева под арест по обвинению в изготовлении детской порнографии (статья 242.2 УК).
 
Из-за его ареста 11-летнюю приемную дочь изъяли. Она прожила с семьей Дмитриева восемь лет. Впоследствии опекуном девочки назначили ее родную бабушку.
 
Как рассказал РБК адвокат Дмитриева Виктор Ануфриев, уголовное дело в отношении его подзащитного было возбуждено, после того как в СКР поступила анонимка, написанная «женским почерком»: автор сообщал, что Дмитриев фотографирует дочь в порнографических целях, и просил «принять меры». К письму были приложены две фотографии, которые историк нигде не публиковал.
 
 «Сначала незаконно проникли в его квартиру, покопались в компьютере, очевидно, нашли, фотографии. Распечатали их на принтере и приложили к анонимке», - утверждает Ануфриев. Эти две фотографии не попали в дело, отмечает адвокат, к материалам были подшиты девять других.
 
На основании назначенной следователем экспертизы «Центра социокультурных экспертиз» в феврале 2017 года Дмитриеву предъявили новые обвинения — девять фотографией девочки были признаны порнографическими материалами. По восьми фотографиям 2009-2010 годов Дмитриева также обвинили в развратных действиях (статья 135 УК). Как писал «Мемориал», развратные действия заключались в том, что Дмитриев при фотографировании дочери испытывал сексуальное возбуждение. В основании обвинения по статье об изготовлении порнографии осталась только одна фотография, сделанная в 2012 году.
 
Специалисты «Центра социокультурных экспертиз» выступали экспертами в деле Pussy Riot, в деле о воспрепятствовании деятельности религиозной организации в отношении противников строительства храма в столичном парке «Торфянка», а также выступали за запрет организации «Свидетели Иеговы» (последние жаловались на авторов экспертиз ЦСЭ в Следственный комитет).
 
Вскоре Дмитриева также обвинили в незаконном хранении основных частей огнестрельного оружия (часть 1 статьи 222 УК) из-за фрагментов охотничьего ружья, изъятого во время осмотра.
 
Закрытый процесс по делу историка начался в июне 2017 года в Петрозаводском городском суде.
 
Из-за закрытости процесса соратники Дмитриева, правозащитники и журналисты, дежурившие в Петрозаводском горсуде во время каждого заседания, не смогли ознакомиться с аргументами гособвинения и обстоятельствами действий, которые ему вменяются как преступные.
 
«В ходе судебного процесса у нас появились заключения 11 специалистов, которых удалось пригласить в суд. Они дали оценку, в том числе письменную, что эта экспертиза выполнена непрофессионально и ее выводы ничем не обоснованы», — рассказал РБК адвокат историка.
 
Защите удалось добиться от суда назначения повторной экспертизы, которую провел Федеральный департамент независимой судебной экспертизы Санкт-Петербурга (организация была предложена прокурором Аскеровой). Эта экспертиза показала, что «изображения, которые предъявляет гособвинение, не являются порнографическими, и у Дмитриева не было сексуальных целей при съемке этих фотографий», рассказывает Ануфриев. В конце декабря после оглашения результатов этой экспертизы судья Марина Носова изменила обвиняемому меру пресечения с заключения под стражу на подписку о невыезде.
 
До того как выйти на свободу, Дмитриев был отправлен на обследование в Москву, в Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского. Медики также пришли к выводу, «что Юрий Алексеевич не является педофилом, он психически здоров», рассказал его адвокат. В результате суд исключил первую экспертизу из материалов дела.
 
До конца января 2018 года Дмитриев находился в следственном изоляторе, затем его отпустили под подписку о невыезде.
 
На последнем судебном заседании прокуратура попросила для Дмитриева девять лет лишения свободы.
 
Юрий Дмитриев отрицает свою вину по всем обвинениям. Он настаивает, что делал фотографии девочки по медицинским показаниям, для фиксации ее развития и контроля за состоянием здоровья.
 
Кроме того, историк опасался лишения родительских прав и возвращения дочери в детдом, после того как в 2008 году органы опеки приняли следы, оставшиеся на теле ребенка после горчичников, за синяки от побоев. «Но тогда разобрались. Хотели, видимо, лишить его прав, но не удалось», — рассказал РБК адвокат Ануфриев.
 
По версии «Мемориала», поводом для преследования Дмитриева стала его профессиональная деятельность — историк занимался восстановлением памяти о жертвах репрессий. В 1997 году экспедиция «Мемориала» под руководством Дмитриева обнаружила захоронение жертв Большого террора в лесном урочище Сандармох. На этом месте в 1937-1938 годах расстреляли и похоронили более 9500 человек.
 
Помимо захоронения близ урочища Сандармох в  1990-е годы Дмитриев обнаружил еще несколько крупных захоронений жертв сталинских репрессий: в Красном Бору (почти 1200 человек) и на Секирной горе на Большом Соловецком острове. Под его редакцией выходили Книги памяти жертв политических репрессий в Карелии. Карельское отделение «Мемориала» он возглавил в 2014 году, а с 2002 года входил в комиссию по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий при правительстве республики.
 
​«Он — уникальный историк, объединяющий в себе архивиста, который пишет книги и работает с документами, и поисковика. У нас в стране многие ищут места захоронений жертв репрессий, ставят памятники; очень многие сидят в архивах и публикуют книги памяти. Он же занимался и тем, и другим. Таких примеров я больше не знаю», — рассказал РБК член Совета по правам человека при президенте Сергей Кривенко.
 
До последнего времени Дмитриев был уважаем и властью. Так, ежегодно в августе в Сандармохе проводятся торжества в День памяти жертв политических репрессий, которые Дмитриев фактически организовывал. На них всегда присутствовали официальные лица из органов власти республики и иностранные делегации. «Он входил в комиссию по реабилитации, которая возглавляется заместителем губернатора. Очень плодотворно всегда работал с властями, и они его поддерживали», - говорит Кривенко.
 
​«[На Сандармох] приезжали и патриарх Кирилл, и руководители всех силовых структур республики, и администрации. Но потом ветер подул в другую сторону, и в 2015–2016 годах [на торжествах] уже никого из них не было», — добавил Ануфриев.
 
Обращение в поддержку Юрия Дмитриева подписали писатели Людмила Улицкая, Дмитрий Быков, Владимир Войнович, режиссеры Владимир Мирзоев, Павел Лунгин, члены Совета по правам человека Николай Сванидзе и Сергей Кривенко, а также историки, поэты, музыканты. Его также поддержал режиссер Андрей Звягинцев. 3 апреля основатель группы «АукцЫон» Леонид Федоров провел уличный концерт в поддержку историка.
 
Зоя Светова, журналист, правозащитница, сказала в интервью изданию «7x7» накануне вынесения приговора:
 
— Дело Юрия Дмитриева — это одно из самых драматических и трагических дел последнего времени. История возникновения самого уголовного преследования, ход судебного процесса, внимание к нему общественности очень много говорят о нашей сегодняшней стране, о ее правоохранительной и судебной системе. Впервые «педофильская» статья была использована в политическом процессе. Что бы ни говорила защита, Юрия Алексеевича, конечно же, преследуют за его деятельность, за его взгляды, за то, что он жил как свободный человек в несвободной стране, и кого-то стала раздражать его деятельность, кому-то вдруг показалось, что то, что делает Дмитриев, расходится с государственными интересами. О том, что у нас заказное следствие, заказной суд, я уже много знаю. Более 15 лет пишу о судебной системе России. Немного представляю, как в этой системе выносятся решения. Но история защиты Юрия Дмитриева, мне кажется, это очень важная история. Эта история очень много говорит о нашем гражданском обществе. Тот факт, что такое огромное количество людей вступилось за Дмитриева, не поверив в позорную статью, которую ему инкриминировали, поражает и вселяет надежду, что в нашей стране еще не все потеряно…


Помочь Вестнику CIVITAS: Обращение главного редактора


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге



На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.016025066375732