Вестник гражданского общества

21.06.2018

Осужденных за убийство Немцова подвергают пыткам и требуют от них новых показаний

Приговор. Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

С осужденными по делу об убийстве политика Бориса Немцова проводятся следственные действия, несмотря на то, что приговор им уже вынесли, рассказала сегодня в эфире «Эха Москвы» адвокат правозащитного центра «Мемориал» Роза Магомедова. Тем самым она подтвердила информацию, появившуюся накануне, 20 июня, в публикации «Росбалта».
 
Как сообщает «Росбалт», осужденных по делу об убийстве Бориса Немцова подвергают в колониях прессингу с целью получить от них новые показания. СКР и ФСБ, которая ведет оперативное сопровождение по делу, интересует, куда исчез пистолет, из которого застрелили Немцова (ранее это их не интересовало). Также от фигурантов хотят детальных показаний о том, какую роль в преступлении играл Руслан Мухудинов. Наконец, от осужденных пытаются получить свидетельства против зам. командира кадыровского батальона Внутренних войск «Север» Руслана Геремеева, у которого Мухудинов работал водителем.
 
В приговоре по делу шофер Геремеева Мухудинов назван организатором и заказчиком убийства, при этом  местонахождение этого фигуранта следствию установить не удалось. Утверждение о роли Мухудинова критиковали не только адвокаты осужденных, но и представители семьи Немцова, в целом поддержавшие следствие и приговор суда.
 
Геремеев до сих пор оставался в статусе свидетеля по делу. Следователи центрального аппарата СКР, побывав в 2015-м в Чечне, заявляли, что не могут его разыскать. По информации СМИ, в июле того же года был подготовлен проект постановления о заочном обвинении Геремеева и Мухудинова, однако председатель СКР Александр Бастрыкин документ не утвердил, сославшись на отсутствие достаточных доказательств.
 
В декабре 2016 года Геремеев был вызван в суд для дачи показаний по делу об убийстве. Однако в суд он не явился.
 
Основной фигурант дела - отставной офицер батальона «Север» Заур Дадаев - отбывает срок в ИК-3 для бывших силовиков в Иркутске. Анзор Губашев содержится в ИК-9 в Петрозаводске, его младший брат Шадид Губашев - в ИК-8 «Белый медведь» в Лабытнанги, Ямало-Ненецкого автономного округа (там же второй месяц держит голодовку Олег Сенцов), а Хамзат Бахаев - в ИК-11 в Кирово-Чепецке, пригороде Кирова (где содержится и осужденный по «шпионскому» делу украинец Валентин Выговский). Пятый фигурант - Темирлан Эскерханов - в публикации «Росбалта» не упоминается.
 
Первоначально, утверждает агентство, никакого особого отношения к осужденным по делу в колониях не проявляли. Однако затем всем им было предложено пройти допросы на полиграфе. Те ответили отказом, после чего у них начались проблемы.
 
Дадаева постоянно под разными предлогами отправляют в ШИЗО. Кроме того, из прокуратуры Иркутской области в ИК-3 пришло письмо, в котором утверждается, будто сразу после отбытия срока осужденный намерен выехать в Сирию, чтобы воевать против диктатора Башара Асада. Между тем, во время военной службы Дадаев участвовал в операциях против действительных либо мнимых участников вооруженного подполья в Чечне. При этом срок у него истекает в 2035 году.
 
«Росбалт» также сообщает, что, как выяснилось, из Москвы в Иркутск Дадаева по непонятной причине этапировали под чужим именем: по документам фсиновцев он проходил как Ислам Яндиев.
 
Серьезному прессингу подвергается и Шадид Губашев, пишет «Росбалт». Он сообщил родственникам, что как только пытался совершить намаз, в камеру моментально заходили сотрудники колонии. А в дни, когда у него должны состояться сеансы видеосвязи с родственникам, его непременно препровождали в ШИЗО. В итоге он содержится в ШИЗО почти постоянно. В результате Губашев дважды объявлял голодовку, закончившуюся тем, что он попал в медсанчасть. Однако оттуда Шадид вновь перекочевал в ШИЗО.
 
Про его брата Анзора Губашева «Росбалт» сообщает, что того на год перевели в ОСУОН (отряд строгих условий отбывания наказания). Эта мера еще хуже, чем нахождение в ШИЗО, она, в частности, полностью лишает прогулок на воздухе.
 
Надо отметить, что приведенные агентством данные об условиях, в которых содержится Шадид Губашев, неполны по сравнению с теми, которые 11 июня опубликовали «Кавказ.Реалии», замечают Грани.ру. Свидетельство Губашева противоречит утверждению «Росбалта» о том, будто поначалу осужденные с прессингом в колонии не сталкивались. Шадид Губашев передал через своего адвоката, что в ИК «Белый медведь» он прибыл 22 декабря 2017 года и его сразу же начали систематически отправлять в ШИЗО. Из-за почти постоянного пребывания в холодном изоляторе у заключенного начались проблемы со здоровьем.
 
12 февраля нынешнего года Губашева поставили на профучет как лицо, склонное к побегу. Письма и жалобы осужденного до адресатов не доходят.
 
«Мне прямо сказали, что в ИК-8 законы РФ не действуют и жаловаться бессмысленно», - также сообщалось в заявлении осужденного.
 
При этом оба издания сходятся во мнении, что осужденные по делу об убийстве Бориса Немцова подвергаются пыткам.
 
Дочь убитого политика Жанна Немцова в интервью «Эху Москвы» прокомментировала эту новость:
 
«Вчера была статья в «Росбалте». Вчера обсудила это со своим адвокатом Вадимом Прохоровым. И, действительно, когда увидела эту новость, изначально (отнеслась к ней) положительно… То есть она меня обнадежила. И я связалась со своим адвокатом. По его мнению – и, видимо, я его будут разделять – вряд ли то, что сейчас проводится, приведет к установлению… не только установлению, то есть если говорить о Геремееве, то там уже достаточная доказательная база для того, чтобы предъявить ему обвинение и так далее, но еще их всех же надо найти в Чечне. И, мне кажется, что с этим будут большие проблемы. И, конечно, установление всех организаторов и заказчиков, а главное, их наказание – это пока еще очень туманная перспектива».
 
Ранее адвокат Жанны Немцовой Вадим Прохоров сказал «Интерфаксу», что информация о повторном рассмотрении дела, скорее всего, не соответствует действительности. «Дело в отношении пяти исполнителей убийства было выделено в отдельное производство и направлено в суд. Основное же расследование уголовного дела, направленное на поиск заказчика и организатора убийства, продолжилось и продолжается, поэтому никакого повторного расследования быть не может. Во всяком случае, нам об этом ничего не известно», — подчеркнул Прохоров.
 
Впрочем, ждать от адвоката Прохорова сочувствия к осужденным на сроки от 11 до 20 лет чеченцам, у которых на момент убийства было абсолютное алиби, подтверждавшее их невиновность, не приходится. Как неоднократно заявлял в своих интервью Вадим Прохоров, он полностью доверяет выводам следствия, основанным на этих экспертизах. По поводу заявления Дадаева о пытках, которым он подвергался несколько дней до первого официального допроса, записанного на видео, на котором, по словам Дадаева, он оговорил себя, Прохоров сказал следующее: «Я не исключаю, что подозреваемых могли несколько помять при задержании — у нас это в порядке вещей».

 
 


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.020360946655273