Вестник гражданского общества

20.03.2017

Политзаключенному Сергею Мохнаткину добавили 2 года строгого режима

В Котласском городском суде. 20 марта 2017 г.
 
20 марта Котласский городской суд приговорил оппозиционного активиста Сергея Мохнаткина к двум годам колонии строгого режима за дезорганизацию деятельности колонии (часть 2 статьи 321 УК). По версии следствия, 4 марта 2016 года Мохнаткин ударил одного из сотрудников колонии в лицо, поскольку не хотел исполнять их требования.
 
Мохнаткина задержали в Москве в декабре 2013 года на митинге «Стратегии-31». Спустя год Тверской суд Москвы признал его виновным в применении насилия к сотруднику власти и приговорил к 4,5 года лишения свободы. В апреле 2015 года Мосгорсуд признал приговор законным.

Ранее Сергей Мохнаткин уже был осужден  по похожему обвинению из-за акции «Стратегии-31» на Триумфальной площади в декабре 2009-го, но вскоре его помиловал Дмитрий Медведев.

Теперь же отбывающему наказание оппозиционеру дважды добавили срок. Помимо сегодняшнего приговора в июне 2016 года Мохнаткина приговорили еще к 11 месяцам заключения. Тогда  Котласский суд признал его виновным в оскорблении начальника отряда колонии.

По совокупности Мохнаткину предстоит отбывать наказание еще два года и шесть месяцев.

Защита Мохнаткина настаивает, что эти уголовные дела возбудили, чтобы скрыть избиение активиста 4 марта 2016 года. По словам самого Мохнаткина, его избили шестеро сотрудников ФСИН после того, как он отказался этапироваться из колонии в СИЗО без бумаг на перевод. ФСИН утверждает, что заключенный отказался подчиняться законным требованиям представителей власти.
 
Адвокат Мохнаткина Сергей Андропов истребовал видеозапись переносного видеорегистратора сотрудника ФСИН, который он периодически закрывает рукой. Адвокат рассказал РБК, что на записи четко видны и удар, который нанес Мохнаткин «тыльной стороной кулака, пока его держат четверо сотрудников», и удар ногой сотрудника колонии. По словам защитника, правильнее было бы провести два процесса — против Мохнаткина и избивавших его сотрудников.
 
По его словам, в понедельник 27 марта защита намерена подать апелляционную жалобу.
 
Защита Мохнаткина в марте 2016 года заявила, что активиста неоднократно избивали в колонии. Об этом говорил и сам Мохнаткин, у которого в колонии появились серьезные проблемы с позвоночником.
 
Как рассказала РБК его знакомая Екатерина Башилова, которая присутствовала на заседании 20 марта, Сергей вручил судье Шикину С.В. листок, в котором заявил о начале голодовки в знак протеста против приговора суда, и потребовал приобщить его к делу. «Выглядел спокойным, во время оглашения приговора держался за решетку, видно, что из-за травмы стоять ему тяжело. Сказал, что слушать судью не хочет и попросил, чтобы мы не расстраивались. Передал всем привет».
 
Норма об уголовной ответственности за «дезорганизацию деятельности мест лишения свободы», по которой осудили Мохнаткина, стала в России удобным инструментом для сокрытия преступлений тюремщиков, считают правозащитники.
 
Статья 321 Уголовного кодекса России оговаривает наказание за «дезорганизацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества». Речь идет об учреждениях ФСИН — следственных изоляторах, изоляторах временного содержания, колониях, а также армейских гауптвахтах.
 
Статья 321 была принята в 1996 году вместе с первой редакцией Уголовного кодекса РФ. Она охватывает три состава. Первая ее часть касается ответственности заключенного за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья (или угрозу таким насилием), к другому осужденному с целью воспрепятствования его исправлению или из мести за содействие администрации. За такие действия предполагается наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.
 
Санкция части второй статьи 321 УК также предусматривает реальный срок до пяти лет; речь в ней идет об аналогичных действиях, но в отношении не заключенных, а сотрудников колоний и СИЗО.
 
Часть третья грозит заключением от пяти до 12 лет за насилие, опасное для жизни пострадавшего либо совершенное группой, в отношении заключенного или сотрудника учреждения.
 
Наказаний, альтернативных лишению свободы, статья не допускает.
 
Теоретически обвиняемыми по статье 321 УК могут стать и сотрудники ФСИН, но на практике таких случаев ни разу не было.
 
По сведениям правозащитников, сотрудники ФСИН зачастую записывают на регистраторы и камеры видеонаблюдения момент, когда осужденный агрессивно реагирует на побои или оскорбления, и отключают средства видеофиксации, когда им это удобно. При этом заключенные лишены возможности как-либо фиксировать происходящее с ними.
 
Сотрудники ФСИН сплошь и рядом используют статью, чтобы скрыть собственные нарушения, полагают правозащитники. «Чаще всего цель одна — сокрыть преступление, которое они делают сами в этой колонии. И все списать на заключенных. Подавляющее число обвинительных заключений вымышленные, сфабрикованные, надуманные и созданы именно для того, чтобы скрыть преступления следователей, прокуроров, судей и, самое большое, работников этих учреждений», - рассказал «Медиазоне» руководитель Уральской правозащитной группы Николай Щур.
 
Именно так в апреле прошлого года завели дело по части 2 статьи 321 УК на Сергея Мохнаткина. «Установлено, что Мохнаткин 4 марта, не желая исполнять законные требования сотрудников администрации колонии, после применения к нему мер физического принуждения со стороны сотрудников УФСИН ударил одного из них в лицо, причинив физическую боль», — утверждала прокуратура. В то же время адвокат активиста считает, что дело было сфабриковано, чтобы покрыть преступление сотрудников ФСИН, которые месяцем ранее избили Мохнаткина при этапировании из колонии в СИЗО. У заключенного тогда диагностировали компрессионные переломы первого и второго поясничных позвонков.


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.019285917282104