Вестник гражданского общества

16.03.2016

Российские войска в Сирии: Туда и обратно

Фото: Ирина Соколова / ТАСС

На авиабазе под Воронежем приземлилась первая группа российских истребителей-бомбардировщиков Су-34, участвовавших в операции в Сирии. Самолеты  вылетели с российской авиабазы Хмеймим в Сирии утром 15 марта. Их возвращение связано с решением президента России Владимира Путина отозвать из Сирии основную часть российской военной группировки в Сирии, которое он озвучил накануне. Свое решение Путин объяснил тем, что российские военные выполнили в Сирии все поставленные перед ними задачи.
 
Итогом пяти с половиной месяцев российских бомбардировок в Сирии стало укрепление режима Башара Асада и расширение  военного присутствия России в Сирии, в то время как борьба с террористами ИГИЛ, оставаясь на заднем плане российской операции, так и не была доведена до конца.
 
Главком Воздушно-космических сил Виктор Бондарев, встречая первую группу российских самолетов, вернувшихся из Сирии, 15 марта заявил: «Для дальнейшего завершения разгрома террористических банд достаточно сил сирийской армии, коалиции и оппозиции». Тем не менее, ранее во вторник заместитель министра обороны России Николай Панков отметил, что «нанесение ударов по террористам будет продолжено».
 
В минобороны уже заявили, что оставшийся в Сирии контингент продолжит удары по позициям местных исламистов. Кроме того, Россия  не будет выводить из страны средства противовоздушной обороны.
 
После вывода из Сирии российской авиагруппы в этой стране останутся около тысячи российских военнослужащих, в том числе военные советники и специалисты по вооружениям, сообщил «Интерфаксу» военно-дипломатический источник.
 
Российские военные советники, рассказал собеседник агентства, есть практически во всех структурах сирийских правительственных войск.
 
«После завершения российскими ВКС операции в Сирии, основная тяжесть боевых действий ложится на войска, задействованные в наземных операциях, и роль советнического аппарата, конечно же, возрастает», — подчеркнул он.
 
Кроме военных советников, добавил источник, в Сирии останутся российские военнослужащие из штабных, обеспечивающих структур и ряд других специалистов.
 
«Безусловно, большая часть советнического аппарата продолжит свою работу на территории Сирии и после вывода основной части российской группировки войск», — сказал собеседник агентства.
 
Российская военная операция с использованием авиации в Сирии началась 30 сентября. Москва неоднократно утверждала, что ее авиаудары направлены против боевиков запрещенной в России группировки «Исламское государство» и ряда других террористических формирований. Однако сирийская оппозиция и западные правительства не раз подчеркивали, что Россия ведет борьбу с оппозиционными режиму президента Башара Асада повстанческими группировками.
 
По оценкам правительства США, из всех ударов, нанесенных российскими военными в Сирии, лишь 10-20% пришлись на ИГИЛ. Целями подавляющего большинства ударов становились вооруженные группы сирийской оппозиции.
 
По подсчетам наблюдателей из лондонской организации Syrian Observatory for Human Rights, в результате российских бомбежек с 30 сентября 2015 года по 1 марта 2016-го погибли около 1700 мирных жителей.
 
Несмотря на то, что Владимир Путин отрицал, что одной из целей операции в Сирии является испытание новых вооружений, возможностью это сделать Минобороны воспользовалось, пишет «Медуза». Удары по целям в Сирии наносили не только самолеты, но и корабли, а также подводная лодка «Ростов-на-Дону», запускавшая ракеты из Средиземного моря. Кроме того, впервые в истории Россия применила крылатые ракеты Х-101 и другое новейшее вооружение.
 
По подсчетам РБК, за 167 дней военной кампании в Сирии Россия могла потратить как минимум 38 миллиардов рублей. В конце октября стоимость одного дня операции в Сирии составляла около 156,3 миллионов рублей. К концу операции российская авиагруппа выросла с 50 до 70 самолетов, включая новейшие Су-35. Также на российской авиабазе был развернут корпус ПВО, включая С-400. РБК отмечает, что это могло увеличить стоимость одного дня операции до 230 миллионов рублей. Таким образом,  расходы на всю операцию могли составить 38,4 миллиарда рублей. Официальные данные о стоимости операции не озвучивались.
 
Еще одним результатом российской военной операции в Сирии  явился затяжной конфликт с Турцией. Поводом стала атака турецких истребителей на российский Су-24, который якобы нарушил воздушную границу страны (это версия турецких властей; Россия ее опровергает). Владимир Путин назвал атаку на бомбардировщик «ударом, который нам нанесли в спину пособники террористов». Россия ввела продуктовые санкции против Турции, а также отменила безвизовый режим, запретила организованный туризм в эту страну и заморозила крупные экономические проекты. Турецкие бизнесмены и студенты в России начали жаловаться на притеснения со стороны органов власти. В российской пропаганде Турция заняла место Украины: телеканалы создали образ врага, сотрудничающего с террористами, которым противостоит Россия.
 
«Исламское государство» хотя и  перешло от нападения к обороне, но не уничтожено. По итогам 2015 года «Исламское государство» (запрещено в России как террористическая организация) потеряло часть территорий в Сирии. Тем не менее, под контролем террористов остается значительная часть Сирии и Ирака, ИГ продолжает проводить террористические операции за рубежом.
 
В ночь с 14 на 15 марта состоялся телефонный разговор Владимира Путина и президента США Барака Обамы. В заявлении администрации Обамы об этом разговоре не было дано никакой оценки неожиданному шагу Кремля. Президент США, согласно заявлению, приветствовал снижение уровня насилия после вступления в силу с 27 февраля соглашения о прекращении огня и предупредил, что наступательные действия армии Башара Асада могут подорвать перемирие и сорвать мирные переговоры, очередной раунд которых начался в понедельник 14 марта в Женеве.
 
Между тем, эксперты и политики в США активно обсуждают решение президента России вывести войска из Сирии без нанесения поражения «Исламскому государству» и подчеркивают расхождение между реальными достижениями и целями, публично заявленными Владимиром Путиным. Если основные цели России «в основном достигнуты», то это явно было не нанесение поражения ИГИЛ, сходятся во мнении американские эксперты.
 
Издание New York Times отмечает, что миссия в Сирии позволила Путину добиться целого перечня целей, «без значительных человеческих и финансовых потерь для России». Среди целей, достигнутых Россией своей военной операцией в Сирии, названы укрепление режима Башара Асада и позиций РФ на Ближнем Востоке в целом, прорыв международной изоляции, возникшей в результате аннексии Россией Крыма и вооруженной агрессии против Украины.
 
Эвелин Фаркас, в прошлом заместитель помощника министра обороны США, до недавнего времени курировавшая Россию, Украину и Евразию, отмечает в статье на специализированном сайте по вопросам обороны Defense One, что вразрез с заявлениями Путина о выполненных целях, «ИГИЛ по-прежнему сохраняет позиции как военно-политическая сила в Сирии, контролирует значительную территорию, воюет в Сирии (и Ираке) и из Сирии вербует и вдохновляет присоединившихся на совершение терактов по всему миру».
 
При этом эксперты указывают и на то, что риски и угрозы от продолжения военной операции России в Сирии также значительны, учитывая напряжённость отношений с Турцией и ожесточённый характер боевых действий против вооружённой сирийской оппозиции.
 
Сенатор Джон Маккейн обратил внимание на одно из возможных последствий выхода России из активной военной операции в Сирии: «Россия переориентирует свои ресурсы и внимание на другие регионы, и я опасаюсь, что в Украину вновь приходит кровавая весна».
 
Украинские эксперты также обсуждают последствия вывода основных частей российской военной авиации из Сирии в контексте урегулирования ситуации в Донбассе.
 
Первый заместитель директора Института мировой политики, эксперт по вопросам внешней политики Сергей Солодкий считает, что российское присутствие в Сирии и нынешний вывод войск можно описать, как попытку «своеобразных торгов» с Западом.
 
«Мол, мы вам были нужны в борьбе с исламским терроризмом, а вы, в свою очередь, не будете настолько активно поддерживать Украину и, соответственно, отмените санкции. Таким образом, Кремль пытался «проломить стену» изоляции и начать диалог с Западом», – утверждает Сергей Солодкий.
 
Эксперт говорит, что истинная цель сирийской кампании Путина заключалась в желании привлечь внимание западных стран и ослабить, хотя бы частично изоляцию России в мире.
 
«И частично Владимиру Путину удалось решить эту задачу. В прошлом году Запад действительно заинтересовался инициативой российского лидера, была встреча на полях заседания Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке президентов США Барака Обамы и президента России Владимира Путина. Мы увидели частичный отход от «железобетонной позиции» Запада по Башару Асаду. Следующий вопрос – помогли ли эти «торги» для ослабления позиции мирового сообщества по «украинскому вопросу»? Очевидный ответ – нет», – подчеркивает Сергей Солодкий.
 
Телефонный разговор двух лидеров США и России в ночь на 15 марта, по мнению Сергея Солодкого, говорит о том, что Белый дом не готов ослабить критику в адрес Кремля в контексте решения «украинского вопроса».
 
«Позиция Соединенных Штатов однозначна – Россия не прикладывает достаточно усилий для мирного решения проблемы на востоке Украины, для решения ситуации, которую можно также назвать агрессией России против Украины. Одно из требований Белого дома – Россия должна допустить наблюдателей СММ ОБСЕ на границу с Украиной, через которую сейчас на территорию самопровозглашенных республик беспрепятственно идут наемники, боеприпасы, российские военные специалисты», – подчеркивает Сергей Солодкий.
 
Дипломат, председатель правления общественной организации «Майдан закордонних справ» Богдан Яременко считает, что уход России из Сирии, тем не менее, позволяет говорить о достижении ряда задач, поставленных Кремлем.
 
«Россия достигла, как минимум, нескольких целей: она владеет дипломатической инициативой, стала активным участником и инициатором переговорного формата по сирийскому урегулированию, ее некоторые принципы урегулирования приняты в качестве основополагающих: о территориальной целостности и сохранении Башара Асада на своем посту. Россия достигла того, что в Сирии остаются ее военно-морская и авиационная базы. Эти факторы ни в коей мере нельзя назвать поражением», – отвечает Богдан Яременко на вопрос Русской службы «Голоса Америки» о том, можно ли оценивать в качестве "поражения" сворачивание российской «сирийской кампании».
 
Вместе с тем, Богдан Яременко говорит, что «поражением» России можно называть факт ограниченности ресурсов Кремля для одновременного участия в нескольких затяжных конфликтах.
 
«"Поражением" является тот факт, что России приходится признавать, что у нее ограничены ресурсы для того, чтобы принимать участие во многих «горячих точках» одновременно. Для войны в Сирии, колонизации Донбасса и Крыма у нее нет ресурсов и этот момент должен стать предметом анализа, в первую очередь, украинской стороной. Разговор идет о враге, который сэкономит на войне в Сирии и где-то использует накопленный потенциал», – подчеркивает Богдан Яременко.
 
Политический и международный эксперт Олег Пономарь на своей странице в Фейсбуке также пишет в связи со сворачиванием российской кампании в Сирии, что «кто бы что ни говорил, а воевать со всем миром без союзников – нереально».
 
«Также я не думаю, что это решение означает автоматическую эскалацию в Донбассе, ибо России критически важно попытаться хотя бы частично выйти из-под европейских (а Соединенные Штаты снимают свои санкции десятилетиями) санкций. А в свете последних «пяти принципов» Евросоюза это возможно только в случае полного выполнения "Минска-2"»,– подчеркивает Олег Пономарь.
 
Своих читателей в социальной сети он призывает «не сравнивать Украину и Сирию». «Сирия никогда не была сердцем Российской империи, и Сирия не имеет общей границы с Россией», – отмечает Олег Пономарь.
 
Заявление России о выводе своей основной части военно-воздушных сил из Сирии не должно повлиять на решения, связанные с антироссийскими санкциями по «украинскому вопросу». Об этом 15 марта заявила помощник Госсекретаря США Виктория Нуланд на заседании комитета по иностранным делам Сената.
 
«Мы будем судить действия Украины на основе того, что делается в Украине, и, как вы знаете, санкции связаны с Украиной. Таким образом, с нашей точки зрения, то, что делается в Сирии, не должно влиять на выбор в отношении Украины», – подчеркнула Виктория Нуланд.
 
В свою очередь ближневосточные СМИ противоречиво отреагировали на решение Владимира Путина о выводе основных российских сил из Сирии с 15 марта.
 
Сирийские проправительственные газеты приветствуют решение российского руководства, которое, по их мнению, ослабит позицию США и их союзников. Ливанские же журналисты считают, что Америка не могла не знать о выводе российских сил заранее.
 
 В издании «Аль-Баас», рупоре сирийской правящей партии, журналист Бассам Хашим приветствует российско-сирийское соглашение о выводе вооружений, которое он называет «ожидаемым сюрпризом».
 
Другого мнения придерживается Али Хамадах в частном издании «Ан-Нахар», настроенном против сирийского президента Башара Асада. Он считает, что Россия добилась от операции в Сирии всего, чего хотела, а Путин предупредил своего американского коллегу о принятом решении до официального заявления. «Нет никакой достоверной информации о том, почему Путин выступил с этим заявлением именно сейчас. Но есть много признаков, указывающих на разногласия между Россией с одной стороны, и режимом Асада и иранцами с другой», - утверждает журналист.
 
Арабские телеканалы рассматривают частичный вывод российских войск из Сирии как «положительный шаг».
 
Телекомпания «Аль-Джазира» рассказала о сообщении из Белого дома, согласно которому президент США в телефонном разговоре с российским лидером поддержал решение российского руководства о выводе войск из Сирии. В эфире также прозвучало заявление представителя сирийской оппозиционной группы – Высшего комитета по переговорам – о том, что решение российского президента станет «позитивным шагом» в случае, если это означает полный вывод войск.
 
Между тем, телеканал «Аль-Алам» сообщил, что решение Владимир Путин было принято после переговоров с сирийским президентом. В эфире телеканала подчеркнули, что слухи о разногласиях между лидерами являются ложными.
 
Подтверждением этого мнения выглядит сообщение РБК о том, что советник президента Сирии в интервью ливанскому телеканалу Al-Mayadeen не исключила возвращения российских войск в страну. Бутаина Шаабан, которую агентство Reuters называет одним из основных советников президента Башара Асада, прокомментировала решение Владимира Путина вывести основную часть группировки Военно-космических сил из Сирии. «Если наши российские друзья выводят часть своих сил, то это не значит, что они не смогут вернуться в Сирию», - считает Шаабан.
 
Советник Асада подчеркнула, что президент России Владимир Путин не оказывал давления на Дамаск: «Россия – наш союзник и друг, который уважительно с нами разговаривает», - сказала она.
 
Ранее примерно об этом же сообщил журналистам пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.  По его словам, решение о выводе основной российской группировки из Сирии президент Владимир Путин не обсуждал ни с кем из мировых лидеров, кроме президента Арабской Республики Башара Асада.

Джош Эрнест, пресс-секретарь Белого дома, сообщил, что Москва не предупреждала об плане по выводу своих войск из Сирии, и что состоявшийся после заявления Путина его разговор с Бараком Обамой был запланирован ранее.

«Я бы не решился строить догадки о том, чем руководствовался президент Путин, принимая это решение. Он, очевидно, лучше способен рассказать об этом, - сказал Джош Эрнест. - В течение пяти или шести месяцев я постоянно говорил о том, что мы заинтересованы в политическом разрешении конфликта в Сирии. И мы выражали озабоченность тем, что агрессивное военное вмешательство России потенциально может лишить президента Асада стимула для конструктивного участия в этих переговорах». 

Эрнест выразил надежду, что Россия будет конструктивно участвовать в процессе политического примирения, что, как он подчеркнул, в интересах всех. Комментарий Эрнеста приводит Служба новостей «Голоса Америки».

Ранее глава сенатского комитета по вооруженным силам Джон Маккейн опубликовал заявление, в котором указал, что решение о выводе российских войск означает одно: «Владимир Путин полагает, что он разбомбил и убил достаточное число противников кровавого режима Асада, чтобы обеспечить его выживание».


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.032366037368774