Вестник гражданского общества

Фильтрационные выборы


 
Выборы в Мосгордуму никогда еще не были такими громкими и скандальными, как в 2019 году. Как правило, в этот рудиментарный придаток  мэрии и правительства Москвы избирались тихо и кулуарно, и также тихо и незаметно депутаты просиживали в нем свои сроки.
 
Накануне выборов 2014 года в состав МГД даже внесли изменения, суть которых заключалась в том, что три четверти депутатов стали принимать участие в деятельности городского парламента «на общественных началах», без зарплаты и без отрыва от основной работы, и только четверть «народных избранников» трудились в нем на постоянной основе.
 
Редкие исключения из нескольких «яблочников» и коммунистов, попадавших в МГД прошлых созывов, которые скандалили против точечной застройки или реновации, лишь подчеркивали инертность основной массы парламента. Теперь же от всех бузотеров решили избавиться, чтобы не нарушать общего благолепия столичной Думы, которая по задумке команды мэра Москвы должна состоять исключительно из простых и удобных в управлении единороссов, из скромности не афиширующих свою принадлежность к партии власти и называющих себя «самовыдвиженцами». 
 
Но что-то пошло не так, и на двадцатом году путинского правления выборы в столичный парламент вместо демонстрации окончательного триумфа «нерушимого союза партии и правительства» грозят превратиться в очаг «народного недовольства».
 
Осмелев после победы в нескольких районах Москвы на выборах депутатов муниципальных образований (абсолютно декоративном органе: без полномочий, без бюджета и даже без неприкосновенности от полицейских дубинок), представители несистемной оппозиции решили повторить и отправились избираться в Мосгордуму.
 
Наивные! Кто же их туда пустит? Это же не нищие муниципальные образования, тут речь идет об огромных, умопомрачительных бюджетах и их распилах.
 
Могучим заслоном на пути в депутаты МГД для неугодных кандидатов является Избирательный кодекс города Москвы. Он принят в 2005 году, и с тех пор в него внесено 20 (двадцать!) изменений.
 
Самый мощный фильтр избирательного кодекса – это, конечно, сбор подписей в поддержку кандидатов от непарламентских партий: зарегистрированными для участия в выборах станут лишь те  кандидаты, которые соберут подписи 3% от числа всех избирателей своего округа, что в среднем составляет 5 тысяч штук. На сбор подписей кандидатам выделили 25 дней, то есть в день каждый кандидат должен собрать более 200 подписей, а на дворе, между прочим, лето – пора отпусков и разгар дачного сезона.
 
Но неугомонные оппозиционеры все же собрали эти подписи, даже не смотря на множество провокаций, вроде засланных сборщиков, намеренно искажающих данные подписывающихся в поддержку кандидатов людей.
 
И вот собранные с таким трудом подписи москвичей, проверенные в штабах кандидатов на достоверность (не всех провокаторов удается вовремя разоблачить), на отсутствие ошибок, а также заверенные нотариально, кандидаты от оппозиции понесли в Мосгоризбирком – на проверку. К 6 июля – когда истекал срок предоставления документов  для регистрации кандидатов в депутаты МГД – 17 независимых оппозиционных кандидатов сдали подписные листы в Мосгоризбирком.
 
Назову их поименно, этих семнадцать смелых. Восемь кандидатов от партии «Яблоко»: Евгений Бунимович, Сергей Митрохин, Елена Русакова, Андрей Бабушкин, Кирилл Гончаров, Дарья Беседина, Анастасия Брюханова  и Максим Круглов; два сотрудника «Фонда борьбы с коррупцией» Алексея Навального – Любовь Соболь и Иван Жданов; глава муниципального округа «Красносельский» Илья Яшин; муниципальные депутаты Константин Янкаускас и Юлия Галямина; экс-депутат Госдумы Дмитрий Гудков и два его соратника Александр Соловьев и Дмитрий Клочков, а также отец Дмитрия Гудкова, тоже экс-депутат Госдумы, Геннадий Гудков.
 
Все эти кандидаты проводили в своих округах активные избирательные кампании – а как еще собрать в свою поддержку столько подписей избирателей? – и поэтому с большой вероятностью могли бы рассчитывать на победу на выборах. Так что заградительный барьер чуть не превратился в способ выйти в победители. Но, как известно, на имитационных выборах (а других у нас нет) главное не то, кто и как голосует, а кто считает.
 
Считает в данном случае Мосгоризбирком, которым 25 лет(!) руководит господин Валентин Горбунов. Сам факт такого редкого долгожительства на одном чиновничьем посту красноречиво свидетельствует, что команда Горбунова всегда считает «как надо». Сначала они 16 лет (с 1994 года) считали, как было надо мэру Лужкову, и вот уже 9 лет считают, как надо мэру Собянину.
 
Согласно Избирательному кодексу города Москвы, главная цель которого - не пропустить неугодных кандидатов на выборы, допустимым количеством бракованных (оформленных с ошибками) подписей являются 10%. Проверяются подписи в три этапа: сначала их рассматривают (или делают вид, что рассматривают) эксперты-почерковеды под присмотром членов территориально-избирательной комиссии, затем листы с подписями пропускают  через регистр избирателей ГАС «Выборы» (а машина на то и машина, что выдает тот результат, который в нее запрограммируют), и, наконец, их передают на проверку в отдел управления по миграции МВД (тоже состоящий из «кристально честных специалистов»).
 
Естественно, что после такого тройного фильтра все неугодные кандидаты остаются за бортом выборов.
 
Официально окончательный список зарегистрированных кандидатов Мосгоризбирком должен сформировать к 17 июля. Но уже к 10-му июля было очевидно, что ни один из 17 оппозиционных кандидатов эту проверку не пройдет, у каждого «нашли» более 10% бракованных подписей. Поэтому с 10 июля у мэрии Москвы и Мосгоризбиркома сторонники оппозиционных кандидатов начали проводить ежедневные одиночные пикеты (другие проводить в России запрещено) с требованием зарегистрировать их.
 
11 июля 100 муниципальных депутатов обратились с тем же требованием в ЦИК. Ответа не последовало, так как глава ЦИК Элла Памфилова заболела.
 
14 июля, в воскресенье, оппозиционные депутаты организовали в центре Москвы, в Новопушкинском сквере, акцию, которую назвали «встречей муниципальных депутатов с избирателями», так как никаких других акций без санкции власти проводить нельзя (хотя действующая Конституция утверждает, что можно).
 
На удивление, полиция реагировала на «встречу» спокойно, людям позволили помитинговать в сквере, прогуляться до мэрии и там тоже помитинговать и даже постучать в закрытые двери, затем прогуляться до здания Мосгоризбиркома и там тоже помитинговать. 6 часов, с двух дня до восьми вечера, полицейские лишь сопровождали митингующих кандидатов и их сторонников, не мешая им общаться.
 
Стоя на парапете Мосгоризбиркома, Любовь Соболь заявила, что никуда отсюда не уйдет и будет голодать до тех пор, пока всех кандидатов не зарегистрируют. Вскоре появилась палатка для голодающей Соболь. И тут началось привычное месилово…
 
Палатка подействовала на полицейских, как красная тряпка на быка. За 15 минут внезапно озверевший ОМОН разметал всех митингующих. Людей били, волокли по земле, заталкивали в автозаки. Всего в автозаках оказалось 39 задержанных, включая Любовь Соболь и других кандидатов в депутаты МГД. Статус муниципального депутата тоже никого не оградил, их также били, волокли и утрамбовывали в автозаки.
 
Ночью часть задержанных отпустили, часть оставили в ОВД, в том числе сильно избитого 19-летнего юношу Максима Верхотурова.
 
На следующий день, в понедельник, 15 июля, глава Мосгоризбиркома Горбунов в эфире «Эха Москвы» сказал, что согласен встретиться с оппозиционными кандидатами. Но без прессы, без записи, и вообще кулуарно, с каждым по отдельности. То, что подобные конфиденциальные беседы за закрытыми дверями между чиновником, отвечающим за «честные, открытые, свободные» выборы, и кандидатами на этих выборах, являются грубым нарушением закона, Горбунова не то что не смутило, но он, кажется, об этом даже не подумал. Зато подумали кандидаты, и встречаться с Горбуновым на таких условиях отказались.
 
Вечером в понедельник на Трубной площади прошел еще один митинг оппозиции за честные выборы. Полиция никого не разгоняла, правда, и палатки никто не ставил – два часа помитинговали и разошлись.
 
В ближайших планах у независимых кандидатов – каждый вечер выходить на акции протеста с требованием всех зарегистрировать.
 
Какие планы у власти – догадаться не трудно. Им нужен безмолвный, все терпящий народ и послушные, управляемые, опутанные коррупционными схемами депутаты-марионетки. И никаких палаток!*
 
 


* Палаткофобия – это особый феномен российской власти. В каждой палатке ей мерещиться украинский майдан. Но ведь революция может быть и без палаток, и не каждая палатка означает революцию.

 
 
 

РИММА ПОЛЯК


16.07.2019



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

0.020686864852905