Вестник гражданского общества

Прокурор и адвокат

На примере «дела Пеньковского»


На процессе по делу Пеньковского выступает адвокат Апраксин
 
 
Предисловие от автора
 
          Отвечает ли социальному запросу о состязательности и справедливости в уголовном процессе поведение адвоката и прокурора? Вопрос этот часто возникает в том или ином уголовном деле в связи с недостаточным уровнем профессионализма государственного обвинения или защиты, который демонстрируют обществу участвующие в них прокуроры и адвокаты. В последнее время этот уровень совсем снизился. Но автор обращается не к делам нашего времени, а к уже далёкому прошлому – 1963 году - и к участию в описанном уголовном деле не рядовых служителей закона, а самых известных в СССР – тогдашнего Главного военного прокурора Горного А.Г. и руководителя Московской городской коллегии адвокатов Апраксина А.К. Вот уж, казалось бы, схлестнутся на процессе настоящие тяжеловесы. Как там у Пушкина: Они сошлись. Волна и камень,/ Стихи и проза, лед и пламень. Да и дело-то рассматривалось не рядовое, а самое громкое и самое показательное за всё время вплоть до наших дней существования военной юстиции – дело в отношении английского шпиона полковника ГРУ Пеньковского. Хотя, 60-е годы прошлого века для прокуроров и адвокатов мало чем отличались от других периодов советской истории. Ибо и те, и другие продолжали оставаться под жёстким «партийным колпаком».
          Предлагаемый вниманию читателей рассказ о несостоявшемся противоборстве защиты и обвинения является отрывком из второго тома недавно вышедшей моей книги «Записки военного прокурора. В преддверии лихих 90-х» с небольшими авторскими комментариями, написанными специально для читателей вестника CIVITAS.  
 
С уважением, бывший военный прокурор, а ныне московский адвокат, д.ю.н., проф. Сергеев Владимир Иванович.
 
 
Накануне
 
          Начну с событий, происшедших накануне ареста полковника Пеньковского, и для этого вернёмся в 50-е послесталинские годы. Главным военным прокурором тогда стал реформатор военной юстиции А.Г.Горный. В сталинские времена очень часто прокуроры, а не только адвокаты, сами попадали в «ежовые рукавицы» и в жернова политических процессов, подвергались гонениям и преследованию. Были среди репрессированных и военные прокуроры. Об этом, кстати, упоминается в книге адвоката Адвокатской палаты Москвы С.Ю.Ушакова «Фронт военных прокуроров».
Но пришли новые времена, XX съезд партии, развенчание культа личности и незаконных методов ведения следствия. Появилась новая уголовно-правовая наука, могучие идеи профессора Строговича, школы профессоров Кобликова и Ахметшина (учителей моего и многих других поколений юристов). Климат и в прокуратуре потеплел. Но не сильно, не сразу, не так заметно. Ведь инициатор этих перемен в элитарной надстройке общества Хрущёв сам был замаран махровыми беззакониями, репрессиями, произволом, руки, ноги и мозги в чужой крови были. Да к тому же это был закоренелый, хотя и замаскированный, троцкист, новый иудушка, тайный сторонник либерально-буржуазного возрождения и реставрации капиталистических отношений в стране.
          Этот самый лукавый и жестокий правитель, держался исключительно за счет хитрости и коварства. О его вероломстве и авантюризме ходят легенды. Чего, например, стоит один «Карибский кризис». В двух абзацах он выглядел примерно так: в стране голод, за хлебом многокилометровые очереди (об этом написано в первом томе моих мемуаров), в обществе вскипает народная ярость, а Хрущёв играется в войнушку. И на эту войнушку ухлопываются миллионы и миллиарды народных денег. Вот лишь некоторые отголоски тех дней – история моего поколения, моего безрадостного грустного времени: 1956  год  –   голодные восстания и бунты в Новороссийске, Оренбурге, Славянске; тот же 1956 г. - бунт и подавление восстания танками и БТРами в Тбилиси; 1957 год –  бунт в Подольске; 1958-1959 год – бунт целинников в Темиртау (убито 11 и ранено 29 участников восстания, пятеро раненых умерло в госпитале, приказ о расстреле мятежников отдан ближайшим сподвижником Хрущёва генерал-лейтенантом Л.И Брежневым); 1961 год – возмущение в Чите, бунт в Краснодаре (за подавление восстания генерал-полковник Плиев И.А. получил повышение, стал генералом армии).
          Следом полыхнул Кировобад, затем Бийск; затем прародина моих предков город Муром (трое руководителей восстания приговорены к смертной казни), затем рядом восстал  Александров, 1962 год – потоплен в крови невинно пострадавших Новочеркасск (расстрел всех зачинщиков. И по суду, и без суда), забастовали Донецк, Артемьевск, Краматорск, Омск, Иваново, Кемерово, Одесса; 1963 год – бунт в Кривом Роге (зачинщиков расстреляли также), восстание химиков в Сумгаите (смерти, кровь, расстрелы); 1964 год – забастовки в Бронницах, Ставропроле …. (Более полный список массовых беспорядков и восстаний в СССР можно посмотреть в Википедии). Вот такая обстановка… Голодная страна в отчаянии, выходит из повиновения, готова разорвать засевших в Кремле и обкомах-райкомах дармоедов и партийных болтунов-бездельников. Голодное время и четыре года до 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Чего добились за полвека? Для погашения волнений из-за границы срочно ввозится зерно и другое продовольствие, оплата, конечно, золотым запасом (свыше 520 тонн золота). Но этого мало. Надо искать виновных. Не Хрущёв же, в конце концов, виноват, не ЦК КПСС, не секретари же обкомов довели страну, не ленинская партия, в самом деле? И на Троцкого уже не повесишь свои беды. Его ещё при Сталине тюкнули топориком (ледорубом) по головешнику умному.
          Теперь виновных находят … за океаном. Никто не отрицает того факта, что Америка – извечный враг СССР, никто не отрицает необходимости противостоять военной угрозе, которую она всегда представляла для нашей страны. Но надо же руководствоваться при этом умом, а не ж… Так вот, не выходя из кабинетов идеологического отдела ЦК, путём дедуктивного, а точнее, деструктивного мышления, путём перевода стрелок, виноватым в том, что в СССР людям жрать нечего, оказывается, находят американский империализм. Хотя в реальности виноваты больше хрущёвские методы управления страной, его откровенный троцкизм. Виновата и собственная коммунистическая буржуазия, погрязшая в незаконных привилегиях, обжорстве, дармовых пайках, праздности и безделии, при этом сама ведущая тайную войну против своего народа за возвращение капиталистических порядков. Себя, «свои рожи в зеркале видеть не хочут» и всё валят на США. Идеологи вооружаются объяснением причин «временных трудностей» и пропагандой прелестей советского образа жизни. Орден иезуитов какой-то. Принцип единоначалия в советской империи работает во всю мощь. Принцип единоначалия в Советской Армии гонит войска на подавление своего народа.
          Это только лишь один генерал-лейтенант Шапошников отказался давить танками бастующих в городе Новочеркасске. А другие-то военные не отказывались. В стране нечего есть, а миллиарды денег, согласно принципу, ухлопываются на подготовку к 3-ей ядерной мировой войне …. С американским империализмом. По воле единого … началия. А военная прокуратура - это единоначалие помогает укреплять.
 
 
Воля партии – неволя народа
 
          Хотя давайте быть объективными, что мог прокурор при таком правящем классе, при том самодуре-ампираторе, который «простёр орлиные крыла» над всем Советским Союзом? Отвечу: только исполнять волю партии, то бишь … самого ампиратора. Ибо партия это и была – до поры до времени воля царя Никиты I. А потому до сих пор не рассекреченное уголовное дело в отношении полковника ГРУ Пеньковского является в этом плане очень показательным и поучительным. Потому и хранится оно в архиве ФСБ с грифом «особой важности», а не в архиве Военной коллегии Верховного Суда. Чтобы посторонние прокуроры и судьи не  прочитали. Циничная и проституированная страница прошедшей эпохи с вконец извращёнными акцентами, с перевёрнутыми с ног на голову оценками. В некоторых источниках, в том числе в книге моего покойного коллеги Фролова, посвящённой А.Г.Горному, это уголовное дело ставится главному военному прокурору в заслугу. Дескать, проявлен высочайший профессионализм в поддержании государственного обвинения на суде военной коллегии. Так ли это было на самом деле? Давайте вместе, дорогой читатель, попробуем разобраться.
          А в помощь для этого призовём некоторые рассекреченные страницы нашей советской истории и опубликованную обвинительную речь Горного на суде. Когда я учился в академии, мы эту речь штудировали на занятиях в качестве образца ораторского мастерства государственного обвинителя. Не спорю, она профессиональная с методической и интересная с познавательной точек зрения. С точки зрения познания той, хрущёвской эпохи извращений и самодурства. Но давайте немножко добавим аналитики, то бишь порассуждаем с применением логических законов. Для этого придётся вспомнить политическую обстановку лета 1962 года. Сходим в библиотеку им. В.И.Ленина (ныне она называется по другому) и «поднимем» прессу тех лет. В тон «ампиратору СССР» между сводками о посевах кукурузы (кстати, нигде - о забастовках и кровавых подавлениях восстаний) газеты извещают о коварных замыслах американских империалистов. Буквально в каждой газете. «Правда», «Известия», «Труд», «Советская Россия», «Комсомольская правда»…
          В стране поднимается несусветная шумиха: психологический отпор врагу. Вот кто, оказывается, виноват в отсутствии хлеба в магазинах… Сволочи-американцы. Которые, кстати, нам же и продавали за золото ту самую пшеницу, которой Хрущев кормил русский народ. То есть получалось, что в одном случае американцы виноваты, а в другом – не виноваты, в одном – враги, а в другом - наоборот, наши спасители, ведь мы ели их хлеб. Вот до какого иезуитства в идеологии можно доходить, если надо сбить с толку народные массы. Пропаганда сообщает также, что у нас есть друг на Острове Свободы - Кубе – недавно почивший Фидель Кастро Рус. Светлая ему память! Вспомним песню Александры Пахмутовой на слова С.Гребенникова и Н.Добронравова «Куба, любовь моя, остров зари багровой…» в исполнении Магомаева.
         Фиделю угрожают. Якобы. Нашему императору надо оказать братскому кубинскому народу братскую же помощь. (Кто бы нашему голодающему народу такую же помощь оказал?) А на самом деле задача стоит куда посерьёзнее. СССР должен продемонстрировать силу на мировой арене, отвлечь народ от внутренних проблем. Сплотить людей перед лицом надвигающейся угрозы со стороны Америки. Пусть не нам, пусть какой-то там Кубе, главное – угроза. И с этой целью император использует героический остров. А угрозу… инициирует сам. Да и повод находится более-менее подходящий: размещение блоком НАТО в Турции ракет средней дальности.
          За психологическим и пропагандистским актом следуют более реальные действия: в июле 1962 года Хрущев именем советского народа, якобы сплотившегося перед лицом американской угрозы, объявляет секретнейшие военные учения под кодовым названием «Анадырь». Почему «Анадырь» непонятно. Вполне возможно, всё с той же целью переключения внимания на северные широты, Ледовитый океан и т.д. Холод, жуть! Чтобы кое-кого дрожь пробрала, мороз по коже… К операции, помимо Минобороны, МПС, привлечены десятки морских судов Министерства морского флота СССР и ряда других структур. Щедрой рукой Хрущёва Кубе оказывается не менее щедрая материальная и военная помощь. Но, как сказано выше, это лишь идеологическое прикрытие. Командующим Группой войск на Кубе назначен уже известный нам по делам подобного рода, проверенный полководец генерал армии Плиев Исса Александрович, действовавший, подобно советским интернационалистам в Испании, под псевдонимом Павлов.
          Хрущёв перед Павловым-Плиевым и Группой советских войск на Кубе ставит задачу: «Доказать превосходство советского социалистического строя (!!!!)» Народу в стране жрать нечего, но система всё равно превосходная. Докажите, генерал Плиев, это превосходство, покажите им «кузькину мать». А для тех, кто не знает, сообщаю, что «Кузькина мать» - это не народная присказка такая. Это самая большая термоядерная бомба Советского Союза, испытанная на Новой Земле. Да так испытанная, что земной шар всколыхнулся. Именно после этого испытания испуганные до мозга костей американцы спешно разместили 15 ракет средней дальности полёта «Юпитер» в Турции. Мало ли что. На всякий случай – радиус действия 2400 км, то есть до Москвы доставало с лихвой.
Но как американцам нашу «Кузькину мать» показать-то? Поскольку СССР держава мирная и первой ни на кого не нападает, постольку и операцию «Анадырь», и все последующие действия требовалось особо засекретить, спрятать, замаскировать. В ходе операции-учений предполагалось нелегально перебросить на территорию Кубы советское ядерное оружие и ракеты-носители и затем осуществить демонстрацию силы или даже применение оружия по врагу – Соединённым Штатам Америки. Наши ракеты к этому времени ещё не могли достать США. В частности, ракеты Р-12 и Р-14 имели дальность стрельбы до 4 000 км.
          Здесь следует заметить, что к тому времени США имели по сравнению с СССР значительное преимущество в стратегических ядерных силах. Например, против наших 300 в Америке имелось почти 6 000 ядерных боеголовок, которые могли быть доставлены к месту ядерного удара 1300 бомбардировщиками или 483 межконтинентальными баллистическими ракетами типа «Титан», «Атлас», а также ракетами морских сил «Поларис», которые были размещены на 9 атомных подводных лодках. Наши средства доставки к тому времени – только стратегические бомбардировщики. Но это ненадёжно. Надо было серьёзным образом сокращать подлётное время. И тут Куба, возникла, как нельзя кстати. Достичь ядерного паритета можно было, только пойдя на ответный шаг – разместив на Кубе наши ядерные силы. Если такое сделать, то наши ракеты средней дальности могли бы держать под прицелом Вашингтон, Нью-Йорк, Чикаго и около половины стратегических авиабаз ядерных бомбардировщиков США Б-52 с подлётным временем порядка 20 минут.
          Поскольку весь остров «зари багровой» американцами просматривался вдоль и поперёк: и с воздуха, и с кораблей, и путём радиоэлектронной разведки, постольку, в целях обеспечения особой секретности, для переброски на Кубу личный состав переодевали в рабочую одежду и размещали в самых нижних задраенных трюмах пароходов на нарах, подобно зэкам во время перевозки по этапу или даже подобно килькам, законсервированным в консервных банках.
 
 
Рабы на галерах
 
          Давно по Атлантике так не перевозили людей к берегам Америки. Даже к чёрным рабам из Африки и то относились более бережно. Во-первых, их не закупоривали в металл (корабли-то в те стародавние времена были деревянными), во-вторых, они были нужны работорговцу, так как имели рыночную стоимость. А советский солдат и офицер рыночной стоимости не имели. Какова могла быть рыночная стоимость, если отсутствовал сам рынок? Да и невольников к тому времени уже не продавали. Кстати, таковой был и соответствующий прокурорский надзор в нашей стране. Не было его, как такового, на самом верхнем уровне нашей жизни, прокуроры изгалялись только над теми, кто роптал внизу.
          Перевозимую же технику разбирали до гаек, чтобы её не могли определить американские самолёты, летавшие над судами. Переброска огромнейшего количества техники и людей практически прошла успешно. Если не считать 18 солдат и офицеров, которые не выдержали адской тропической жары в трюмах и умерли от сердечных приступов  или удушья. Их и не считали. Это небоевые потери, за них и ответственности не несут. Как, впрочем, и за боевые потери в нашей стране тоже никто не нёс никакой, даже дисциплинарной, ответственности. В нашей стране вообще никто из высшего командования и руководства ни за что не несёт никакой ответственности.
          Правда, для расследования подобных ЧП с советскими военнослужащими позже на Кубе была создана военная прокуратура. Мой однокашник по академии подполковник юстиции Витя Панеровский в семидесятых годах работал заместителем советского военного прокурора и рассказывал мне об условиях службы советских войск на Острове Свободы. Много интересного, того, чего и ныне ещё не прочитаешь в «свободной российской прессе», рассказывал. В отличие от Плиева, Витя Панеровский на Кубе почему-то действовал без псевдонима. Что выглядит несколько странновато. Уж кого-кого, а прокуроров и следователей надо было бы засекретить особо, чтобы никто и не догадался, что в этой группе войск кто-то ещё наблюдает за законностью. Пусть бы так и считали:  где грохочут пушки, там законы молчат. По секретным планам подлежала переправке на остров 51 тысяча военнослужащих (более точные данные: 50 874 военнослужащих) для формирования ракетной и военно-морской баз дислокации. А как обстояло дело в реальности? По воле партии и отнюдь не по воле народа под видом мирных судов в них на Кубу в 1962 году «закачали» 44 тысячи советских солдат и офицеров, невероятнейшее количество военной техники и вооружения. Среди этого вооружения: 36 термоядерных зарядов мегатонного класса (!!!) для стратегических ракет средней дальности 8К63; 36 ядерных зарядов для крылатых ракет ФКР-1; 6 термоядерных бомб по 6 килотонн для самолётов ИЛ-28… Лучше бы хлебом народ накормили.
          В части было 10 подвижных ракетно-технических баз (ПРТБ), осуществлявших доставку зарядов к носителям, их стыковку и подготовку к применению, и ещё 10 ПРТБ, обеспечивавших ракетные полки, авиацию и флот. Бандиты среди белого дня. Вся изложенная выше информация, появись она двадцатью годами раньше, сулила бы мне не менее десяти лет строгого режима. Без права переписки. К счастью, ныне я опираюсь на уже опубликованные данные. Итак, после окончательного пополнения наших войск, помимо бомб, в состав группировки на Кубе вошли: один вертолётный полк Ми-4, четыре мотострелковых полка, два танковых батальона с танками Т-55, эскадрилья истребителей МиГ-21, 42 бомбардировщика Ил-28, два подразделения крылатых ракет с ядерными боеголовками, несколько батарей зенитных орудий. Также на остров направлялась внушительная группировка ВМФ в составе: 2 крейсера, 4 эсминца, 12 ракетных катеров, 11 подводных лодок, 7 из которых несли ракеты с ядерными боезарядами.
 
 
В «ЗАТО» мы делали ракеты …
 
          Позволю небольшое отступление. Немного о ракетах. Они сосредотачивались в составе 12 тактических ракетных комплексах «Луна» и в других подразделениях баллистических ракет на западе острова (Сан-Кристобаль) и в центре Кубы (Касильда). Что же там были за ракеты? Не упоминаемая выше, но которая могла тоже быть доставленной на Кубу, 8K64 – баллистическая межконтинентальная ракета (конструктор академик Янгель М.К., в честь которого названа одна из улиц на юге Москвы). Её тактико-технические данные: диаметр – 3 м, высота – 34 м, вес без заправки – 10 тонн, с полной заправкой – 140 тонн, дальность полёта – 11-13 тыс. км, могла доставлять ядерный заряд в 3 или 6 мегатонн. 24 октября 1960 г. эта ракета взорвалась на испытаниях. Погиб Главнокомандующий РВСН Главный маршал артиллерии Неделин М.И. По этой причине ракета в производство пущена не была. Однако к описываемому времени на вооружении в РВСН уже находилась такая же ракета-носитель 8К63, того же конструктора, с дальностью полёта 2 тыс. км, которая была способна нести заряд мощностью 1 или 2,3 мегатонны. Топливо - керосин. Значительно помощнее была ракета 8К65. Так вот, на Кубу было доставлено три полка ракет 8К63, а два полка 8К65 уже подплывали к Кубе.
          Дополнительно к указанному выше количеству новыми рейсами были доставлены из СССР 24 термоядерных заряда для самых мощных ракет 8К65 и ещё 44 ядерных заряда для ФКР-1 (фронтовые крылатые ракеты). Совокупное количество ядерных зарядов на Кубе (бомбы и ядерные боеголовки ракет), таким образом, оказалось 164. Получалось, что самые мощные термоядерные заряды прибыли на Остров Свободы и уже были разгружены, а носители этих зарядов – ракеты 8К65 – еще плыли в океане. На Кубу шло 23 советских грузовых судна, в том числе четыре с ракетами. Без ракет же ядерные заряды, находящиеся на Объекте «С», мертвы, толку от них ноль. И вот именно в этот момент США объявляет блокаду Кубе (24.10.1962 г).180 кораблей ВМС США окружили остров со всех сторон. Но нами-то доставка всего вышеперечисленного на Кубу осуществлялась в нарушение международных норм, под видом мирных грузов мирным кубинцам.
          Когда американские дипломаты сообщали о том, что Советский Союз нагнетает обстановку и нарушает нормы международного права, советская пресса и МИД самым наглым образом врали, что никакого оружия и военной силы на Кубу из СССР не доставляется. Политика лжи – это принцип политической жизни властей во все века и у всех народов. Но эта политика действует до первого публичного изобличения во вранье. Понятно, что в таких условиях 23 советских судна, в том числе «Александровск» с грузом ядерных боеголовок до Кубы не дошли и вернулись назад в советские порты. Известно выражение Чехова о ружье, висящем на стене в первом действии спектакля. Хорошо знавший театр, драматург говорил, что в четвёртом действии оно обязательно должно выстрелить.
          Одно действие обуславливает развитие сюжета и приводит к другому. А, как известно, театр лишь копирует жизнь и не создаёт ничего нового. Вот и завезенные на Кубу в первом акте операции «Анадырь» ядерные заряды в четвёртом акте должны были выстрелить, а точнее - рвануть. Но, если бы они рванули одновременно, земной шар раскололся бы если не на мелкие кусочки, то уж напополам, это точно. Ведь именно о таких зарядах выше и шла речь. Это, конечно, плохо, что американцы тоже разместили в Турции свои ракеты, которые были нацелены на СССР. Но ведь и наша концентрация такого смертоносного груза на Кубе стоит не лучшей оценки. Особенно, если признать, что, начнись тогда война, ныне Земного шара, вполне возможно, уже не существовало бы в помине. А ведь за судьбу нашей маленькой планеты ответственны мы все – живущие на ней люди. Мы, люди, ответственны не только за тех, кого приручили (Антуан де Сент-Экзюпери), мы ответственны за всё, что творится на Земле.
          Что интересно, так это то, что, по воспоминаниям члена политбюро ЦК КПСС Петра Шелеста, который считал, что страна стояла на грани войны, даже члены руководящего партийного органа в стране не знали об этой хрущёвской авантюре и услышали об операции «Анадырь» только на военном параде 7 ноября, «придя при этом в ужас от услышанного» (см. В.Зубок. «Как нас всех чуть не убили. История Кубинского ракетного кризиса через полвека». «Новая газета». 12.10.2012 г. с. 16-17). Вот такими именно мерами и хотел продемонстрировать своё превосходство над Америкой Хрущёв. «Оказывается, не в сытом и довольном жизнью народе превосходство социализма над капитализмом, а в термоядерной бомбе!» Таково извращённое понимание народного счастья было у наших вождей. Такое понимание воспитывалось и у народа.
 
 
Кремлёвский заговор
 
          Что же помешало развязыванию «Карибского кризиса» и 3-ей мировой ракетно-ядерной войны, откуда американцы прознали об авантюре Хрущёва и заблокировали поступление ракет-носителей на Кубу? А заодно потребовали убрать с Кубы уже размещённые там наши ракеты и ядерные заряды. Откуда они получили достоверную информацию? Ведь всё было так засекречено, так завуалировано под благотворительность, до такой степени законспирировано, что даже мышь в ГРУ не могла подобраться к секретным папкам, в которых содержался план операции под кодовым названием «Анадырь». Всегда считалось, что Хрущёва сдал шпион Пеньковский. Точнее, общеизвестно, что полковник Пеньковский «слил» информацию о поставках вооружения на Кубу зарубежной разведке.
          Это действительно так. Но это лишь очень маленькая частичка правды. А другая её часть, бОльшая, унесена Пеньковским в могилу. Потому и поторопились его побыстрее расстрелять, чтобы никто не узнал о большей части его таинственного уголовного дела. Ныне в этом уже никакой тайны нет, и орган Минобороны России «Военно-исторический журнал» сообщает, что действия Пеньковского были обусловлены приказом его вышестоящего руководства. Газета «Красная Звезда» называет фамилию этого руководства – начальник Главного разведывательного управления Министерства обороны СССР генерал армии Серов И.А. (см. «Военно-исторический журнал. 1992. № 8, ст.69; «Красная звезда» от 29.01.1997 г.). В то же время и Серов не основная фигура этого заговора.
          Вместе с Серовым в «заговоре» против Хрущёва, а фактически за предотвращение Третьей мировой войны приняли участие командующий Ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск главный маршал артиллерии Варенцов С.С. и второй секретарь ЦК КПСС Козлов Ф.Р. О «сливе информации» Пеньковским английскому резиденту Винну знал и руководитель КГБ СССР генерал-полковник Семичасный В.Е. Пеньковский по заданию Серова для установления контактов с американской разведкой был прикомандирован к ГКНТ (Государственный комитет по научно техническим работам). Не имея доступа к собственной секретной информации в ГРУ, таковую он получал через Серова от Варенцова. Последние через Пеньковского информацию «сливали», понимая авантюрный характер замыслов Хрущёва и стремясь предупредить военный конфликт. Об этом докладывали первому заместителю Хрущёва Козлову. Тот корректировал все действия по данному направлению. В частности, он дал команду Семичасному В.Е. «по Пеньковскому работу продолжать, но не мешать ему». Такова реальная картина дела Пеньковского, которую можно увидеть, тщательно анализируя факты.
 
 
Усечённая правда
 
          Но и это ещё не вся правда. А полная правда будет, если ФСБ раскроет ещё одну загадку и ещё одну фигуру, участвующую в сливе Штатам информации о наших ракетах и ядерном потенциале СССР. Это - один из самых высокопоставленных руководителей КГБ – генерал-лейтенант госбезопасности Хренов (Хейфиц) Яков Ильич, который курировал ряд подразделений Комитета госбезопасности, а заодно и Главное разведывательное управление Генерального штаба СССР. За три дня до ареста Пеньковского, при нахождении в составе делегации на Кубу Микояна, он сбежал в США, где остался навсегда и там умер от рака.
          Как выяснилось позже, Хренов дал указание советскому резиденту на Кубе полковнику Игорю Усольцеву выйти на резидента ЦРУ в этой стране Джона Войта с целью организации личной встречи Хренова с последним. После этой встречи Хейфица-Хренова на Кубе уже никто не видел, зато он появился на вилле хорошей знакомой братьев Кеннеди актрисы Мэрилин Монро, где его сфотографировали агенты ФБР, наблюдавшие за виллой.
          Ну, сбежал и сбежал сотрудник КГБ. Сколько их сбегало, помимо Хренова. Подумаешь, невидаль какая. При чём здесь Пеньковский? Да при том, что Пеньковский был лишь одним из незначительных звеньев хорошо продуманной Козловым и КГБ операции по неофициальному информированию США о действительном состоянии советского ядерного щита. Дело в том, что в начале 1961 года на новогоднем приёме в Кремле с участием иностранных послов изрядно подвыпивший Хрущёв «по секрету всему свету», то есть так, чтобы все слышали, сказал, что «… для Англии и Франции у нас готово по 60 ракет с ядерными боеголовками, а для ФРГ – 30». После того как оцепенение послов прошло, кто-то из них спросил, а сколько же ракет заготовлено против США, на что Хрущёв ответил: «Это военная тайна». «Вы, наверное, шутите?» - спросили у него. – «Да как хотите…Только в нашей Москве для вас сейчас безопаснее, чем в Штатах и вашем Лондоне».
          Утром 1 января на экстренном совещании в КГБ академик Абрам Иоффе, в то время ведущий специалист в области ядерных вооружений, сообщил руководящему составу госбезопасности и присутствующему на совещании Козлову, что Хрущёв безбожно блефовал, поскольку у американцев был перевес по ракетам и ядерным боеголовкам при наших 300 на более чем 5000 единиц. Таким образом, попытка Хрущёва шантажировать Америку явно грозила вылиться в реальные военные действия американцев, которые могли нанести упреждающий ядерный удар по СССР.
          А тут вскоре – еще и операция «Анадырь», проводимая Хрущёвым всё с той же целью. Вот политическое руководство во главе с Козловым, а также КГБ СССР и спланировали операцию по оповещению США о реальном состоянии дел с ядерным вооружением в нашей стране, чтобы американцы не боялись и не предпринимали никаких превентивных мер. А они могли быть применены по всей логике вещей и в буквальном смысле «забросать» СССР своими ракетами.
          Но в таких случаях всегда боятся провокаций. А поэтому единственным выходом из создавшегося положения было сообщить американцам правду. Вот тут КГБ и подключило такую незначительную шахматную фигуру как Пеньковский, которого автор газетной статьи так и назвал «пешкой». (См Александр Погонченков. «Пешка». «Московский комсомолец» от 15.07.1992 г. стр. 2). Были подключены также ГРУ и другие упомянутые выше лица, которые, правда, не зная, что они участвуют в «большой оперативной игре», поставляли Пеньковскому секретнейшую информацию о состоянии ядерного вооружения в нашей стране, и последний, сливая важную информацию, просто добросовестно участвовал в этой «игре», которой за тёмными кулисами непосредственно руководил генерал-лейтенант Хренов-Хейфиц.
          Вряд ли мог Пеньковский подозревать о той роли, которую он сыграл в предотвращении военного конфликта в дни Карибского кризиса. Но то, что он участвует в операции глобального уровня и значения, он, конечно же, понимал, а потому совершенно не верил в возможность своего расстрела.
          Хренов в начале операции его даже предупреждал о том, что в конце операции  «для порядка» будет организован и обыск, и арест, и даже суд, так надо и бояться этого не стоит. Дескать, игра.  Но … и к моменту ареста Пеньковского, и к моменту суда Хренов так и не появился в СССР, а потому всё, что происходило за кулисами данного дела, осталось надолго спрятанными за завесой особой секретности и государственной тайны. Только два человека могли спасти Пеньковского от расстрела – Козлов и Семичасный. Но их даже не допросили.
          Да если бы и допросили, разве они сказали бы всю правду. К сожалению, в уголовном деле эта картина недорасследована, и, образно говоря, только по её одному, да к тому же и незавершённому этюду, а не по всему полотну со всей его богатой палитрой красок человека судили и расстреляли. В данном деле показана методика, как не надо расследовать подобные уголовные дела. В правовом государстве, конечно. Не в правовом сойдёт и так. Сошло!
 
 
Прокурор в деле Пеньковского
 
          Благодаря этой методике, все остальные участники «заговора» отделались строгими выговорами. Принципиально же никого не наказали. Ну, Варенцова ради приличия слегка пожурили: понизили в воинском звании, но генералом всё равно оставили. Так же точно пожурили и Серова, оставив и ему генеральские погоны. Вот и всё. А где же здесь весы закона? А где правосудие? А где «искусство добра и справедливости» в речи государственного обвинителя? А в чем вообще проявился профессионализм и принципиальность обвинителя? Только ли в том, чтобы сыграть предписанную ему режиссёром-постановщиком роль в заранее спланированном спектакле, как в Московском художественном театре имени Горького? 
          А мы говорим об образце прокурорского мастерства. Мягко говоря, до образца здесь далековато. Даже на «троечку» и то не тянет. В спектаклях, особенно если это судебные спектакли, а дело Пеньковского именно таким и было, все образцы, как и образы, - выдуманные режиссёрами.  «Богатые тоже плачут». Это у режиссёров так, в их бразильских постановках. В реальности же всё совсем по-другому. Читай научный труд профессора Веблена Торстейна «Теория праздного класса». Там богатые не плачут. Там у них вечный праздник. Праздная жизнь, виллы, замки, яхты. Посмотрите хотя бы на Абрамовича, Дерипаску, Прохорова с девочками в Куршевеле, на других «иже с ними». Их кто-нибудь когда-нибудь видел плачущими? Так и здесь.
          Было бы честнее и достовернее исторически, если бы описывая это дело только лишь как веху в прокурорской судьбе Главного военного прокурора, мой коллега генерал-майор юстиции А.И.Фролов не спешил свидетельствовать своё почтение, а сообщил в своей книге, что политические спектакли разыгрываются политиками, и прокуратура, как орган политический, нередко вынуждена играть по их правилам. Об этом очень хорошо, цинично, но честно  в своё время поведал, например, Катусев.
           Это прокуратуру не красит как институт, это не красит и прокуроров, но это так. К великому сожалению, так. Политика-с! И вот в таком театре и спектакле важно найти наиболее правильное, оптимальное и менее пагубное для судеб конкретных людей -  подсудимых - решение. Сделать это бывает очень сложно. Иногда жертвуя собственной карьерой. А возможно даже чем-то другим. Очень сложно сделать такой выбор. Но надо. Иначе - позор, проклятия потомков, плевки на могилу, подобно тому, каким недобрым словом ныне поминают прокурора Вышинского. Хотя, несомненно, личностью он был незаурядной и выдающейся. Что бы о нём ни говорили, но ум и талант руководителя-юриста и учёного-теоретика, налицо. Но на могилу плюют, и есть за что.
 
 
Адвокат в деле Пеньковского
 
          Не могу не остановиться и на очень слабой позиции в судебном процессе защитника Пеньковского - адвоката Московской городской коллегии адвокатов Апраксина А.К., который к тому же являлся ещё и председателем названной коллегии адвокатов.  Практически ни соответствующих ходатайств о более глубоком выяснении роли Пеньковского в выполнении приказов своих начальников, ни требований об их вызове в суд для допроса, ни острой обличающей судебной речи – ничего этого в деле нет. Понятно, что после другой судебной речи, а не той, что была произнесена Апраксиным, состоись она в процессе, жизнь этого оратора закончилась бы тоже не в собственной квартире. Расстрелять, конечно, не расстреляли бы, но всё остальное предсказать не сложно.
          На этот счёт для примера можно привести судьбу другого адвоката этой же коллегии, моей курской землячки Калистратовой. Софья Васильевна Калистратова вела десятки таких же дел, как уголовных, так и политических, защищала самиздатчиков, отказников. Среди её подзащитных, например, был генерал Пётр Григоренко, другие якобы «антисоветчики». Немногие адвокаты, защищавшие обвиняемых по статье 190-1 УК РСФСР (распространение заведомо ложных сведений, порочащих советский государственный и общественный строй) и/или по статье 70 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда) отваживались, как Софья Калистратова, доказывать невиновность подзащитных. Ещё, пожалуй, были такие же Дина Каминская, Юрий Поздеев, Ромм В.Б., Золотухин Б.А.
          Порою кажется, что работа адвоката бессмысленна, потому что приговор готовится ещё задолго до начала судебного процесса. Но ведь без страха и упрёка защищали. Снимаю шляпу перед этими адвокатами! Такие адвокаты – ныне это уже история. Сегодня, хоть и много я знаю смелых и решительных голов в нашем адвокатском корпусе, а против ельцинско-путинской системы не слышал ещё ни одного резкого и решительного выступления. Кроме эмигрировавшего из страны в связи с уголовным преследованием Бориса Кузнецова. Но и он-то ведь выступал не против политического режима в стране, а против Генерального прокурора Устинова и методов следствия по уголовному делу против одного олигарха. Когда я писал свои мемуары, я сам уже двадцать три года был адвокатом и тонкости своей работы, можно сказать, изучил досконально. Так вот, о защитнике Пеньковского, читая его судебную речь, у меня сложилось не очень высокое мнение.
          На мой взгляд, Апраксин лишь отбывал служебную повинность, какую-то очень нудную обязанность, а не защищал человека. Конечно, зная по материалам дела о морально-нравственном облике Пеньковского, его нелегко было чем-либо обелить, а тем более защитить. Но всё же …. На фоне гораздо более весомых фигур в данном деле и последствий от действий Варенцова, Серова, Козлова, да и Семичасного тоже, он понёс наказание, несоразмерное с деянием. И уж расстрела не заслуживал – это точно. Сколько-нибудь приемлемых и логически понимаемых объяснений этому нет.  Вот на этом и должен был строить свою защиту Апраксин. А потом ждать, когда его самого станут защищать такие, как Калистратова и Дина Каминская. Которые, правда, к этому времени уже сами были лишены адвокатского статуса. Но нашлись бы другие…
          При защите Пеньковского следовало бы учесть также не только формальный состав преступления, но, скорее, его «спасающую функцию». Этот вопрос, к сожалению, до настоящего времени не исследован ни криминологами, ни криминалистами, ни историками. Всякий раз, кто бы ни взялся за такое исследование, над людьми довлеет изменнические акценты в оценках личности Пеньковского, то есть захлёстывают эмоции, зашкаливающий разумные доводы патриотизм и уже сложившаяся традиционная оценка его как шпиона. Возможно, с учётом многих обстоятельств дела, он вообще не подлежал уголовной ответственности. В нормальном правовом государстве, со смелыми адвокатами, судом независимых присяжных заседателей, с гласным, а не театрально срежиссированным процессом и честными профессиональными судьями в подобных случаях можно было бы добиться и вообще полного оправдания.

 
***
 
          Вот такая она – матушка История. Читая об этих более чем полувековой давности событиях, невольно переносишься в наш век мятежный и тревожный. И сознание нет-нет да и уловит некоторые штришки, говорящие или об аналогии, или о чём-то ещё почти неосознаваемом, но уж больно схожем. Эх, дал бы Бог не случиться грустно-язвительному предсказанию российского пророка и мудреца Игоря Губермана:
 
                                        Обманчива наша земная стезя,
                                        идёшь то туда, то обратно,
                                        и дважды войти в ту же реку нельзя,
                                        а в то же г… — многократно.   
 

 

ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВ


13.01.2017



Обсудить в блоге


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.024132966995239