Вестник гражданского общества

Умный многоцветный мир


Лондон. Канун Рождества. Фото: Елена Ростунова
 
          Вспоминается, как в восьмидесятые годы в столице Норвегии Осло можно было увидеть какое-то количество обнимающихся или куда-то спешащих парочек, по виду очень контрастных: беленькая девушка и смуглый юноша с черными курчавыми волосами. Норвежцы объясняли, что их правительство тогда договорилось с пакистанским правительством и завезло в Норвегию группу молодых пакистанцев на постоянное местожительство. Разумеется, с их личного желания. Новоприбывшим обеспечивалось бесплатное обучение норвежскому языку и работа после соответствующих курсов по профессии.
          Все было сделано разумно и целесообразно, это была забота о будущем страны. Невысокая местная рождаемость требовала притока сил извне. Кроме того, известно, что дети от смешанных браков рождаются более крепкими, устойчивыми к болезням. Наследуют культуру, а иногда и языки обоих родителей.  Климат и пейзаж приобщают их к новой родине.
          Перенесемся в наше время: миллион теперешних эмигрантов — много это или мало на 750 миллионов европейцев?
          Другой эпизод — музей Людвига в Кельне. По залам экспозиции идет группа маленьких детей. Цепочкой, держась за руки, они переходят из зала в зал и усаживаются на полу полукругом. Сейчас здесь выставка швейцарского художника Пауля Клее. Экскурсовод объясняет содержание картин сообразно пониманию детей. Потом малыши встают, берутся за руки и дружно переходят в другой зал. То, что сразу бросается в глаза — перед нами дети всех возможных рас и цветов кожи. Черненькие, беленькие, смугленькие, с разным разрезом глаз и цветом волос. Дети давно привыкли к тому, что они разные, и никого из них эти различия не смущают, они их просто не замечают.
          Посетите на Западе любой детский сад, затем школу, университет — вы увидите ту же картину. Со второго, третьего поколения эмигранты врастают в культуру новой страны. У них все меньше резонов остается на то, чтобы следовать заветам дедов и прадедов. Преимущества новой жизни очевидны.
          По моим наблюдениям в парижских больницах (госпиталях, как их здесь называют) не менее половины персонала — люди другого цвета кожи: квалифицированные врачи, ассистенты, медсестры, санитары, уборщицы… Вспоминается один врач-анестезиолог: высокий негр с седой бородкой и со смешным именем вроде Абу-Абу. Все эти люди давно французы, они вросли во французскую культуру и уже сами ее творят. Коренные французы о них говорят: эмигранты — наше богатство.
          Нет большей глупости, чем считать, что Запад в упадке, распаде, доживает последние дни. Говорящие так выдают желаемое за действительное. Спрашивается: откуда происходит это желание? Ответ будет банальным: зависть - у меня коровы нет, так пусть и у соседа сдохнет.
          Европа строит новый мир — мир без национальных границ (на замке), мир с единой валютой и экономикой. В последнее время появилось слово для обозначения совершенства чего-либо — «умный». Умная машина, умный дом. Европа строит умный мир. Во всех смыслах этого слова.

 

ИГОРЬ ШЕЛКОВСКИЙ


27.12.2016



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.020254850387573