Вестник гражданского общества

07.03.2016

Спасти Надежду. Счет идет на дни и часы


В понедельник днем стало известно, что адвокатам не удалось уговорить Надежду Савченко, содержащуюся в СИЗО номер 3 Новочеркасска, прекратить сухую голодовку, которую она держит уже четвертый день. Кроме адвокатов уговорить Савченко отменить голодовку пытался начальник Новочеркасского СИЗО Александр Колганов, но также безуспешно. Украинская военнослужащая в заявлении, переданном через адвокатов, написала, что любые попытки принудительного кормления со стороны сотрудников изолятора будет расценивать как пытки.
 
Сотрудники украинской консульской службы посетили в понедельник, 7 марта, Надежду Савченко. По словам генконсула Виталия Москаленко, самочувствие Савченко удовлетворительное, однако признаки голодовки уже проявляются. «В каком может быть состоянии человек, который проводит сухую голодовку? Естественно, это тахикардия, сухая кожа, глаза блестят, ноги припухают, низкое давление 100 на 60. И это состояние усугубляется», - рассказал Радио Свобода Москаленко. - Мы пытались ее отговорить, доказать, аргументировать, что она уже победила и должна сохранить жизнь. Всячески уговаривали ее хотя бы принимать воду, но она категорически отказывается, говорит, что она готова идти до конца и будет держать голодовку до последнего». Москаленко отметил также, что несмотря на постепенное ухудшение физического состояния, Савченко контролирует «свои мысли, все свои поступки».
 
Сотрудники СИЗО не принимали мер по насильственному кормлению Савченко, кроме того в воскресенье ее осмотрел представитель уполномоченного по правам человека в России Эллы Памфиловой. Украинская военнослужащая запретила осматривать себя российским врачам. МИД Украины направил российским коллегам запрос на допуск в Новочеркасское СИЗО украинских врачей, однако ответа пока не последовало.
 
В распоряжении Радио Свобода оказалось послание от Савченко, которое она написала в СИЗО. Украинская военнослужащая высказала пожелание, чтобы те, кто может способствовать её освобождению, приложили все усилия. «Я не хочу ожидать в неопределенности. Теперь я буду выходить из тюрьмы на своих условиях, чтобы всему миру показать, что Россию можно «скрутить в бараний рог». Если не бояться и быть не сломленными, как я. Живой или мертвой я уже победила. С Украиной в сердце», - говорится в послании.
 
Савченко надеется выступить 9 марта в суде, сказать последнее слово, если сможет говорить. «На это она очень надеется и сконцентрирует все усилия, чтобы это произошло, - рассказал Москаленко. Генконсул предположил, что Савченко может начать прием жидкости в случае, если ей дадут произнести последнее слово и, если не придется ждать дату оглашения приговора больше нескольких дней.
 
Комментируя возможность освобождения Надежды Савченко, Виталий Москаленко отметил, что, исходя из позиции арестованной, речь не идет о каких-то обменах, торгах, спекуляциях. «Ее должны просто освободить и вернуть в Украину. Мне неизвестно какая это будет форма – помилование или оправдание. Логично было бы предположить, что ее должны оправдать, потому что то, в чем ее обвиняют, она не совершала. Это абсолютно очевидно всем, в том числе и прокурорам, и судьям. Но поскольку процесс политический, практически ни у кого не остается сомнений в том, что ее осудят», - добавил генконсул.
 
Украинским дипломатам Савченко заявила, что намерена дотянуть до судебного заседания, которое состоится 9 марта в российском Донецке, и планирует выступить с последним словом.
 
Пресс-секретарь президента Украины Святослав Цеголко написал в Твиттере, что «по поручению президента наш генконсул в Ростове завтра снова будет пробиваться к Надежде».
 
В понедельник президент Украины Петр Порошенко снова встретился с матерью Савченко, Марией, и заявил о намерении сделать все возможное для освобождения украинской военнослужащей.
 
«Украина обратилась с письмом в страны ЕС и США с просьбой усилить давление на Россию для освобождения Надежды Савченко», - написал Порошенко на своей странице в Твиттере в понедельник.
 
В воскресенье в Киеве, Праге, Тбилиси, Петербурге и других городах мира состоялись акции в поддержку Надежды Савченко, а в интернете начался сбор подписей под «Открытым письмом к европейским лидерам», в котором содержится призыв «предпринять решительные действия ради ее немедленного и безусловного освобождения». Под обращением подписались белорусская писательница, нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, польский кинорежиссер Агнешка Холланд, российский историк Андрей Зубов, французский философ Бернар-Анри Леви, украинский пианист Павел Гинтов, бывший премьер-министр Бельгии Ги Верховстадт, Дмитро Стус – сын украинского диссидента Василя Стуса, скончавшегося после голодовки в советском лагере для политзаключенных «Пермь-36», и многие другие.
 
«Обращаемся к вам с призывом предпринять решительные действия ради немедленного и безусловного освобождения Надежды Савченко, 34-летней гражданки Украины, похищенной и более 20 месяцев находящейся в плену в Российской Федерации. Российская власть попирает гражданские права, международное право и конституцию собственного государства, насмехается над международной общественностью и пренебрегает Минскими соглашениями. Все усилия, до сего момента предпринимавшиеся международной общественностью, оказались тщетными. Протестуя против действия российского судопроизводства, Надежда Савченко объявила сухую голодовку. Спасение Надежды Савченко – это тест на эффективность международной дипломатии и на нашу преданность европейским ценностям», - говорится в письме, текст которого переведен на иностранные языки и уже сегодня будет передан европейским депутатам и политикам.
 
Автор этого обращения – исследователь украинской литературы, переводчик, профессор Варшавского университета Ольга Гнатюк, считает, что каждый человек, кто хотя бы немного знаком с историей диссидентов, понимает, что речь идет о днях и часах. Поэтому не только общественность должна что-то сделать и не быть равнодушной ко всему этому, но, прежде всего, должны действовать политики, которые подписывали Минские соглашения.
 
Накануне, 6 марта, основатель «Рен-ТВ» Ирена Лесневская от себя лично написала письмо Владимиру Путину с просьбой обменять Надежду Савченко на российских военнослужащих, которых судят на Украине, или амнистировать ее. Его цитирует «Открытая Россия».
 
Лесневская призывает президента: «Не унижайте Россию, ее мужчин, ее офицеров, у которых еще остались представления о чести! И даже если Вы считаете украинского офицера, защищающего суверенитет своей страны, врагом, уважайте врага! Я тоже считаю Вас своим идейным врагом, но позвольте, по крайней мере, считать президента моей страны мужчиной!»
 
Корреспондент «Открытой России», правозащитник Зоя Светова задается вопросом, который, наверное, возникает у многих людей, подписывающих просьбы и  требования об освобождении Надежды Савченко: «Есть ли надежда, или мы пишем все эти письма и собираем подписи, чтобы не чувствовать себя соучастниками беспредела власти?»
 
Она пишет: «Хорошо известно: Владимир Путин не любит, когда на него давят. Не слышит он и не реагирует на просьбы о милосердии. И неважно, кто к нему обращается: десятки и тысячи его сограждан — известные, уважаемые, неизвестные — или лидеры западного мира, заморские знаменитости, да хоть бы Господь Бог.
 
За 16 лет было всего несколько случаев когда фигуранты резонансных уголовных дел выходили на свободу «чудесным способом»: Светлана Бахмина, Василий Алексанян, Михаил Ходорковский, Светлана Давыдова. Это все разные истории, и мы доподлинно не знаем, почему эти люди все-таки были освобождены. Но в их защиту были написаны петиции, и тысячи людей просили об их освобождении.
 
Мы хорошо знаем другую историю: историю освобождения советских политзаключенных президентом СССР Михаилом Горбачевым.
 
И она также связана с голодовкой: 8 декабря 1986 года в Чистопольской тюрьме после выхода из многомесячной голодовки (117 дней) умер советский диссидент Анатолий Марченко. Он голодал, требуя освобождения всех политических заключенных. Известно, что, когда в декабре Михаил Горбачев позвонил в Горький академику Андрею Сахарову и предложил ему вернуться в Москву из ссылки, Сахаров рассказал ему о гибели Марченко и попросил освободить всех политзаключенных. Через несколько месяцев Горбачев амнистировал сотни политзаключенных.
 
Владимир Путин и Ко. — люди из другого теста. Обещания обмена «всех на всех» слышны уже несколько месяцев, но Сенцов и Кольченко идут по этапу, Юрий Солошенко, который еще в декабре 2015 года написал российскому президенту ходатайство о помиловании, отбывает срок в тюремной больнице с подозрением на онкологию, Геннадий Афанасьев не вылезает из карцера, Надежда Савченко начала самоубийственную голодовку.
 
Что обо всем этом думают в Кремле? Наверное, торгуются. Ведь они маршаны. Они ждут, когда за этот «обменный фонд» предложат хорошую цену.
 
Путин считает, что проявить милосердие — это значит показать свою слабость. Может, патриарх Кирилл наконец почитает ему Евангелие?»


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.018187046051025