Вестник гражданского общества

Мемы и архетипы

Авторская трактовка Евгения Ихлова

Король Артур и рыцари Круглого стола. Фронтиспис 1534 года
 

Считаю важным прояснить те значения, которые я вкладываю в такие важнейшие понятия, как мемы, социальные паттерны и архетипы. Они немного (или очень много) отличаются от общепринятых, но поскольку, применяя их, я имею в виду именно своё понимание, то считаю своим долгом раскрыть их трактовку.
 
Мем для меня – это не только социокультурный «квант», как его толкует Ричард Докинз Великий, одновременно как биолог и этолог наделяющий его  свойствами биоособи (с точки зрения приспосабливания и отбора как факторов эволюции), но и именно квант поля в физическом смысле. Поэтому я распространяю на него все физические закономерности квантов, их волновые (при распространении) и корпускулярные (при взаимоотношении с другими мемами) свойства. Мемы раздельны и многосоставны.
 
Подобно элементарным частицам, они состоят из «кварков» культуры – её Большой (нормативной, классической), Малой (архаической, народно-низовой) и Элитарной (или Второй Малой - эзотерически-гностической) традиций [Подробнее о Малых традициях в работах проф. И.Г. Яковенко и его ученицы - культуролога Е.А. Дайс.].  
 
Сразу приведу пример. Такой важнейший мем, как производство железного оружия. В первую очередь, это народное ремесло, с навыками, не отделёнными от колдовских ритуалов (кузнец = колдун). Оно вытесняет как изготовление медного и бронзового оружия и доспехов, так и менее эффективные способы железоделания. Затем складывается гильдия оружейников элитарного уровня, со своими утончёнными профессиональными секретами. Последний этап – профанирование элитарных приёмов для обеспечения массового, но достаточно качественного продукта.
 
То же самое можно проследить по эволюции гончарного мастерства или искусства рапсодов и скальдов.
 
Обратим внимание на строгий порядок динамики внутримемовских коммуникаций: от архаики  рафинирование в элитарное, часто эзотерическое, а затем профанирование до общего уровня.
 
Волновые свойства мемов проявляются, когда они преодолевают инокультурную среду, получаются эффекты интерференции и инициирования эффекта зеркальности по другую сторону межцивилизационной границы-мембраны [подробнее см. работы культуролога проф. И.Г. Яковенко и его многолетнего соавтора, скончавшегося два года назад философа и художника А.А. Пелипенко]. Межкультурная «цензура» создаёт для прохождения мемов «узкую щель», вызывающую эффект Камеры Обскуры.
 
Если идти от аналогии мем (социокультурный квант) - элементарная частица, то можно представить себе «конденсат» мемов - т.е. готовые целостные традиции или блоки традиций.
 
Тогда понятно как идёт их распространение, например, монотеизма, наездничества, уже описанного случая с железоделанием, наследственной монархии, дидактической литургии (проповеди во время службы) и других.
 
Теперь введём понятие сверхпроводимости конденсата мемов. И сразу понятен механизм неудержимого распространения христианства, ислама, протестантизма, коммунизма, художественного авангарда, радикального исламизма... Точно также неудержимо растекается жидкий гелий из приоткрывшегося сосуда Дьюара. 
 
Понятен и способ преодоления растекания - повышение температуры до фазы испарения (или снижение - до состояния кристаллизации). Именно так прекратилось распространение христианства в Африке и Восточной Азии, так остановился, а потом был обращён вспять коммунизм.
 
В этом смысле либеральных англосаксонский глобализм можно рассматривать как грандиозный поток «конденсата» мемов западной цивилизации, а доктрины «особого пути» и различные фундаментализмы - как методы изменить «физические» свойства среды так, чтобы проникновение либерал-глобализма стало невозможным. 
 
Из этого следует и то, что полицейские (цензурные) преграды такой «конденсат» остановить не могут, его может остановить лишь трансформация среды, в которую он проникает, или изменение свойств самого источника «конденсата», после чего он теряет свойства сверхпроводимости. Как это произошло с европейским христианством, коммунизмом или вестернизированной версией дзен-буддизма (поп-дзеном).
 
Социальными паттернами я называю устойчивые социальные навыки в освоении и интерпретации мемов. Можно даже сказать, что это проявление массовых неврозов навязчивых состояний. Если, конечно, считать, что вся история современного человечества – это мучительное переживание распада подсознательно воспринимаемой как «утраченный рай» синкретической архаики (и постоянные попытки её реанимации).
 
Впрочем, я полагаю всю современность – голограммой архаики. Одно устойчивое выражение Храм Науки прямо указывает на подсознательное стремление академического сообщества видеть себя жрецами могущественных богов, а философов, художников, литераторов и поэтов – пророками и «сынами пророческими».     
  
Так вот, если допустим, Камелот (Двор и Круглый стол) как мем – символ идеального устройства аристократического государственного управления в англосаксонской и северо-германской [кайзер и курфюрсты Сакральной Империи] традиции, то его следующими изводами были Парламент и аристократические клубы, и Лондонское королевское общество, и офицерское собрание, в котором первым опрашивают младшего по званию.

И все эти исторические изменения – это трансформации паттерна Совета Элиты – как равных. Началось с какого-нибудь Совета Большой Поляны храбрейших воинов, выбирающих вождя для похода или большой охоты. И в результате мы получили паттерн (навык, представление о норме/идеале) плюралистического представительного властного органа.
 
Обратим внимание на отличие этой традиции от жреческо-академической, строго иерархической. Академическая свобода – это гарантии от вмешательства профанов (первоначально – царской, императорской, светской власти). Не зря, устраивая погром науки, Сталин демонстративно поддержал (в вопросе о языкознании) слабо образованных «молодых советских учёных» в их борьбе со старой, т.е. имевшей ещё классическое образование европейского уровня, академической элитой.
 
Совсем сложно с архетипами. Я не разделяю линию юнгианской традиции. Для меня архетипы – это «звездные скопления» в «социальной галактике», каркас из социоментальных ролей. Обычно это называют «кастовой системой» (точнее, системой варн – больших каст). Моя идея заключается в трёх дополнительных представлений.
 
Первое. В «касте» не рождаются, рождаются с «кастой». Конечно, влияние среды и воспитание имеют огромную роль в традиционном социуме, но личное тяготение к одной из социальных ролей не обусловлено семьёй и сословным происхождением. Необходимость Открытого Общества как раз и обусловлена возможностью для каждого занять социальную нишу соответственно своей ментальности.
 
Второе. Каждой «касте» полагается свой этос (своя нравственность; это только мораль универсально-нормативна для всей данной цивилизации). При переходе от традиционного синкрезиса к традиционализму (рационализированной архаике), победившая каста навязывает всему социуму свой этос – аристократический, жреческий, бюргерский, маргинально-мещанский, богемный… Что остальными кастами воспринимается как невыносимый диктат, и они все свои культурные силы посвящают борьбе с ним. Именно поэтому так важны толерантность и плюрализм, позволяющий всем выстроить свою поведенческую среду по законам своего этоса.
 
Третье. Касты – фрактальны: каждая каста делится на те же касты, что и большое общество, каждые субкасты делятся на них, в свою очередь. Что и обеспечивает необходимое разнообразие социоментальных типажей. Все социальные структуры – это изводы изначальной кастовой структуры.
 
Базовых каст я насчитываю 5: Брахманы (шаманы, жрецы, священники, философы); Раджа-варна или Кшатрии (князья, рыцари, аристократы, офицеры, администраторы – «мандарины»); Вайшья (купцы, фермеры, мастера, негоцианты, бюргеры, буржуа, буржуазия в гражданском обществе, средний класс); Шудра (бедняки, рабы, пролетарии, низший класс); Неприкасаемые (я называю их каста Воров, Антиварной – криминалитет, бродяги, богема).
 
А дальше – уже идёт сложное внутреннее деление. Например, «инок» в варне воинов – крестоносец или федайин, а «воин» в духовной варне – вооружённый пророк (в понимании Макиавелли) или комиссар. Или – аристократ в сословии бизнесменов – это одно, а вот ментальный купчина в сословии аристократов (офицеров и правителей) – совсем-совсем другое. Или негоциант или философ среди криминалитета – одно, а вот ворюга на социальной позиции купца или учёного… Строго говоря, инженеры и конструкторы – это «брахманы» пролетариата, а «офисный планктон» - «пролетариат» в бюргерстве, поэтому «пролетариат» пришёл к власти в обоих смыслах. Зато «совок» - это, как раз, наоборот, «бюргерство» пролетариата…      
    
Вот такая социокультурная ячеистая структура из 25 основных, а, возможно, и 125 социоментальных архетипических узлов-ролей.  


 
 

ЕВГЕНИЙ ИХЛОВ


24.12.2018



Обсудить в блоге




На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

0.013521909713745