Вестник гражданского общества

22.12.2016

«Ни в коем случае нельзя идти в ФСБ, нельзя верить государству»

Варвара Караулова

Московский окружной военный суд признал сегодня бывшую студентку МГУ Варвару Караулову (в ходе следствия сменившую имя и фамилию на Александру Иванову) виновной в попытке уехать на территорию, контролируемую группировкой «Исламское государство», и приговорил ее к наказанию в виде лишения свободы на четыре с половиной года общего режима. Наказание исчисляется с 27 октября 2015 года.
 
Коллегия из трех военных судей под председательством судьи Александра Абабкова пришла к выводу, что вина Карауловой доказана.
 
По словам судьи Абабкова, при вынесении приговора суд учел, что Иванова привлекается впервые, а также ее молодой возраст, состояние здоровья и положительные отзывы о ней с места учебы. Отягчающих обстоятельств в деле суд не нашел.
 
Судья Абабков также сообщил, что суд признал Иванову вменяемой, хотя ранее в озвученном в суде заключении врача больницы имени Алексеева говорилось, что у подсудимой «наблюдается шизотипическое расстройство, впервые выявленное».

Зачитывая текст приговора, судья сообщил, что в его основу легли признательные показания, данные Ивановой в ходе предварительного следствия, от которых она позднее отказалась, а также показания ряда свидетелей. В то же время часть показаний, в которых Иванова отрицала свою вину, суд отверг, считая, что они были даны подсудимой с целью избежать наказания.
 
В основу приговора также легла лингвистическая экспертиза переписки Варвары Карауловой в социальных сетях. С 2012 года она общалась в интернете с молодым человеком, предполагаемым вербовщиком джихадистов – Айратом Саматовым. Эксперты пришли к выводу, что в переписке Карауловой с Саматовым имеются намерения девушки «на выезд в Сирию и на оправдание терроризма». По мнению экспертов, которым суд не нашел причин не доверять, в текстах Карауловой нет «ни одного момента, где было бы неодобрение деятельности ИГИЛ».
 
В ходе процесса Караулова поясняла, что собиралась в Сирию к любимому человеку, чтобы выйти замуж, а не для того, чтобы участвовать в деятельности террористической группировки. По ее словам, первоначальные признательные показания она давала, чтобы угодить следователям. Противоречия в показаниях девушки суд счел попыткой избежать уголовной ответственности.
 
Перечисляя доказательства, на основании которых был сделан вывод о виновности подсудимой, суд, в частности, указал, что Иванова в переписке со своим возлюбленным - вербовщиком ИГ - Айратом Саматовым оправдывала джихад и после первой неудачной попытки побега планировала совершить вторую.
 
«Иванова, являясь сторонницей радикальных исламских взглядов, решила принять участие в деятельности террористической организации… Иванова, проживая в Москве, являясь сторонницей организации "Исламское государство", решила совершить попытку участия в запрещенной организации, осознавая, что это может оказать негативное влияние на интересы РФ».
 
В ходе прений прокурор попросил отправить ее в колонию на пять лет, а также оштрафовать на 150 тысяч рублей по делу о подготовке к участию в террористической организации (часть 1 статьи 30, часть 2 статьи 205.5 УК).
 
«Она продолжила переписку под контролем сотрудников, но добавляла нехарактерные для предыдущей переписки смайлы, что должно было стать сигналом того, что она пишет не самостоятельно. Этот сигнал понял как [ее молодой человек Айрат] Саматов, так и сотрудники ФСБ, — говорил прокурор. — Предъявленное ей обвинение никак не связано ни с какими романтическими чувствами к тому или иному представителю ИГИЛ. Она разделяла идеологию этой организации».
 
Родители Карауловой, которые присутствовали в зале во время оглашения, встретили этот приговор словами о том, что судьям должно быть стыдно за такое решение. «Это у них показательный процесс. Мы все знаем, что ты не виновата», – сказала мама Варвары Карауловой Кира.
 
После оглашения приговора прокурор Михаил Резниченко рассказал журналистам, что гособвинение удовлетворено приговором. «Приговор суда сторону обвинения удовлетворяет. Закон по данному составу предусматривал от 5 до 10 лет лишения свободы. Ее действия квалифицировали как приготовление к преступлению, поэтому назначили половину, то есть 5 лет», — сказал Резниченко.
 
Защита Карауловой в свою очередь рассказала журналистам, что считает приговор чрезмерно жестоким и уже обжаловала его.
 
«Мы подали краткую апелляционную жалобу, а после изучения приговора подадим полную», — сказал адвокат Карауловой Сергей Бадамшин.
 
Также представляющий интересы Карауловой адвокат Илья Новиков отметил, что после апелляции девушка не сможет просить об условно-досрочном освобождении. «Если останется эта статья, то по ней вообще нет возможности просить об УДО», — сказал Новиков.
 
Накануне подсудимая выступила с последним словом, в котором признала, что, совершив побег в Сирию, она допустила ошибку. В то же время она подчеркнула, что «никогда не хотела причинить зло или вред другим людям, никого не хотела взрывать», и попросила суд о снисхождении.
 
Караулова объяснила свои действия романтическими отношениями с вербовщиком. «Я с ним общалась, потому что его любила, а не потому, что он член какой-то экстремистской организации. Эта любовь была больная и неадекватная», — сказала обвиняемая.
 
В своем последнем слове Караулова отметила, что считает свое общение с Саматовым ошибкой и выступила с осуждением методов террористов «Исламского государства». Она поблагодарила «родителей, спецслужбы, бога или судьбу» за то, что «все сложилось именно так».
 
Варвара Караулова, в ходе следствия ставшая Александрой Ивановой, была арестована в октябре 2015 года за попытку примкнуть к ИГ. 27 мая 2015 года, будучи студенткой второго курса МГУ, Караулова втайне от родителей улетела в Турцию, где была задержана с группой россиян, предположительно, пытавшихся попасть в Сирию.
 
В середине июня девушку доставили в Москву и отпустили домой, однако, как утверждают следователи, она продолжила общение с «вербовщиком». Лефортовский суд арестовал ее 28 октября 2015 года, а 10 ноября 2015-го ей предъявили официальное обвинение.
 
Сначала на допросе Варвара Караулова признала свою вину, но в феврале 2016 года ее адвокат сообщил, что обвиняемая отказывается от признательных показаний. На суде в конце ноября она также отказалась от ранее данных показаний, объявив, что дала их только из-за уговоров следователя.
 
После оглашения приговора к журналистам вышли родители Варвары Карауловой и ее адвокаты, которые дали комментарий представителям СМИ.

Родители заявили, что сожалеют о своей попытке сотрудничества с российскими правоохранительными органами и спецслужбами.
 
«У нас реально было желание помогать, выявлять, препятствовать. Кто еще, как не я, как не моя дочь, могли все это существенно затормозить. Ведь не все же понимают масштабы бедствия. Ведь Варя в своей яркой речи об этом говорила. Что это не масштабы России, а масштабы все мира. И сейчас на этом поставлен жирный черный крест», - заявил отец Варвары Павел Караулов.
 
Отец девушки также отметил, что после того, как он вместе с дочерью вернулся из Турции в Россию, все официальные лица, включая уже бывшего официального представителя СК РФ Владимира Маркина, подчеркивали, что Варвара Караулова является свидетелем по этому уголовному делу.
 
«Во всем мире действует иммунитет на свидетелей. Когда мы вернулись, все официальные лица, включая Маркина, официально сказали, что Варя – свидетель. Как сейчас выяснилось, иммунитета у нас не было. Наверное, это и моя ошибка тоже, что мы никаких документов не подписывали, желая всячески сотрудничать и поощряя действия сотрудников, в частности, Федеральной службы безопасности. А самое главное, на чем базируется сегодняшнее обвинение, это фактически самооговор под воздействием следователя, о чем было четко совершенно сказано. Во всем мире и в нашей стране тоже такого рода самооговор, который происходит без видео и аудиозаписи (а их нет), нельзя принимать во внимание. Да, она, несмотря на свои 20 лет, была ребенком, ей было очень тяжело. Попав в такие условия, стараясь, как это ни печально звучит, угодить следствию, она следовала тому, что ей говорили взрослые, а одуматься ей удалось только тогда, когда в дело вступили адвокаты, когда постепенно, через полгода она сказала, что начала им доверять только. И тогда она начала давать правдивые показания. А сегодня этим правдивым показаниям в суде была грош цена, – заключил Павел Караулов.
 
«Я всячески содействовал тому, чтобы ФСБ знала о каждом нашем шаге, каждом нашем действии. Я уговаривал свою дочь, чтобы всячески содействовать этому. Считал, что это надо не просто прекратить, наказать, искоренить. Конечно, мы сделали ошибку. Но получается, я сделал ошибку, обратившись к тому, кто должен обеспечивать нашу безопасность», - заявил отец Карауловой.
 
Мать девушки, в свою очередь, подчеркнула, что ни один человек из преступной группировки, которая занималась вербовкой людей в террористические организации «не был ни найден, ни идентифицирован».
 
«Как они продолжали свою преступную деятельность, так они и продолжают. Это просто никому не нужно. У нас карательное государство, жестокое. Человек, на которого сегодня ссылался судья, свидетель, который рассказывал "сказки" про "Исламское государство" в угоду следствию. Ему дали четыре года за боевые действия на стороне ИГ, "Джебхат ан-Нусры". Он приехал в РФ по поддельным документам для совершения терактов, и ему дали четыре года!» - с возмущением рассказала мать Карауловой.
 
«Суд фактически сегодня вывернул все наизнанку, забыв такое понятие, как презумпция невиновности, забыв о трактовании в пользу обвиняемого любых сомнений. А сомнения даже в ходе чтения приговора не были устранены, соответственно, оглашены», – сказал адвокат Сергей Бадамшин.
 
«Варвара после оглашения достойно держалась, - рассказал он. - Я к ней подошел, она сказала: "Сергей Викторович, мы были прав, что мы не пошли на особый порядок". "Почему?" - спрашиваю у нее. "Меня услышали", – сказала Варя. Она сказала, что ее услышал даже суд. Суд услышал, что она не собиралась воевать, для Варвары это очень важные слова. Несмотря на очень жестокий результат, необоснованный, мне нечего даже прокомментировать по поводу срока, который назначил сегодня суд, мы говорим о нее невиновности».

Адвокат Илья Новиков добавил, адресаты этого приговора – родители, которые теперь поймут, что если их ребенок попал в беду, верить государству нельзя:
 
«Родители обязательно услышат и поймут, что если сын или дочь попали в беду, если они попались вербовщикам, им начинают промывать мозги, ни в коем случае нельзя идти в ФСБ, нельзя верить государству. Потому что государство вместо того, чтобы спасти, посадит. Вот эту мысль суд сегодня предельно четко изложил своем приговоре, что никому нет дела до того, что вы - жертва, что вам промыли мозги, и если вы каким-то боком оказались вовлечены в эту орбиту, вас посадят».
 
Одна из основательниц организации по защите прав заключенных «Зона Права» Мария Алехина рассказала «Открытой России» о своих впечатлениях от судебного заседания и приговора по делу Варвары Карауловой:
 
«Мои впечатления таковы, что если в текущей политической обстановке возможен шок, то да, наверное, у меня шок. Говорить о том, что Варвара невиновна, мне кажется излишне, потому что это абсолютно очевидно.
 
Молодая девушка не совершила, в общем-то, ничего, кроме поездки в Турцию. Человека судили практически военным, закрытым судом, приговор отличался от запроса прокурора только на полгода — все это показывает, что приговор Карауловой — очередное дело мести кого-то из тех, кто имеет власть, кто зарабатывает тем самым себе звезды на погонах.
 
Я хочу верить, что эта история, несмотря на то, что она феноменальна по своей жестокости, укрепит Варю. Потому что любой удар, особенно со стороны государства, должен делать нас сильнее. Если в начале этой истории Варя была просто девочкой, которая училась на философском факультете МГУ, то спустя три года это будет как минимум сильная, интересная активистка. Потому что другого выхода сейчас нет.
 
Я не знаю, кому и зачем был выгоден этот огромный срок. Но я точно знаю, что судьи полностью зачитали фабулу обвинения, и даже ее преувеличили. В частности, в приговор Карауловой вошли показания какой-то подставной женщины-соседки по камере. Это уже какой-то полный мрак.
 
Еще во время следствия я написала Варе письмо в Лефортово и получила от нее очень эмоциональный, теплый ответ. Мне важно было увидеть ее, поддержать. Это очень важно для человека, находящегося в клетке, знать, что он не один. Конечно, формально она была огорожена этим стеклом, но на самом деле очень важно, чтобы она знала, что не одинока. В таком возрасте достаточно сложно пережить такой приговор.
 
Я думаю, что это такое «дело ФСБ». Для меня каждый политический процесс является показательным. И здесь дело Карауловой — это одно из таких показательных дел. Но первый в списке тех, кому это было нужнее всего — это ФСБ.
 
Я желаю ей выжить в колонии, бороться за себя. Колония не может этому не научить, в каком-то смысле это такой философский институт жизни. Но я в нее верю: она человек отчаянный и честный, с большим сердцем. Таких людей надо поддерживать».


Вестник CIVITAS

Обсудить в блоге





На эту тему


На главную

!NOTA BENE!

13.10.2016
Баш на баш

0.015846014022827